Как увидеть свои грехи

Как увидеть свои грехи? | Милосердие.ru

как увидеть свои грехи

Изображение с сайта pinterest.ru

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон на встрече с добровольцами рассказал о том, как «видеть свои грехи»:

«Все спасутся, а я погибну»

— Одному великому святому было сказано, что несмотря на свои подвиги, строгий пост, долгие молитвы и знание всех ухищрений бесовских, он не превзошел человека, жившего в миру. Святой нашел того человека и стал расспрашивать, в чем его внутреннее делание, как он подвизается.

Тот сначала не понимал, о чем идет речь. И в конце концов сказал, что думает про себя так: «Все спасутся, а я погибну». Такое отношение к себе и к другим возвысило этого человека в очах Божиих. Такое отношение необходимо и нам.

Один современный подвижник говорил, что когда мы осуждаем других людей, мы осуждаем свою тень.

Ведь как мы судим других? Мы накладываем на другого человека нашу систему взглядов, наше мировоззрение, нашу расчерченную табличку с классификацией поступков и судим его.

Но ведь Бог не так будет судить других людей. Мы знаем, что первым в рай вошел разбойник, Бог его не осудил. И преподобная Мария Египетская, у которой до жизни в пустыне были очень тяжелые грехи, вошла в Царство Божие. Ее память празднуется Великим постом как пример великого подвига.

У аввы Дорофея есть рассказ о двух девочках, которых продавал в рабство хозяин корабля, прибывший в город. Одну девочку купила благочестивая женщина и воспитала ее, а другую купила хозяйка притона.

Авва Дорофей спрашивает: «Неужели вы думаете, что Бог с этих девочек спросит одинаково?» Та, которая воспитывалась в благочестии, может быть наказана за какое-то одно нехорошее слово. А та, которая жила в притоне и с детства видела только разврат, может быть прощена Богом за какой-то добрый поступок.

Постом нам Церковь предлагает читать замечательную молитву, в которой говорится: «Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь». Мы должны судить только себя, должны в себе самом стараться увидеть зло.

Эта молитва открывает нам еще один важный секрет: пока мы осуждаем других, мы не можем увидеть и познать  самих себя. Осуждая других, мы ставим себя на место Бога, а это – безумие, которое помрачает наше духовное зрение.

Есть разные степени плохого отношения к другим людям. Во-первых, порицание человека. Во-вторых, осуждение, в-третьих, презрение.

Первая степень – если мы не осуждаем человека, не говорим, что он вор, а говорим, что он ворует. Вторая степень – если мы не просто называем его действия, но и самого человека называем вором. А третья – если мы гнушаемся, пренебрегаем человеком, считаем его недостойным общения с нами. Такое отношение к людям особенно не дает нам увидеть самих себя.

Мы не можем судить других, а только себя.

Но даже осуждая себя, нужно отдавать себя на суд Богу и ожидать Его суда.

Как появляется грех?

Миронов А.Н., «Совесть». Изображение с сайта artnow.ru

Чтобы это понять, нужно знать святоотеческую схему. Святые отцы выделяют пять степеней появления греха в душе: прилог, сочетание, сосложение, пленение и образование страсти.

Начинается с того, что в нашем сознании появляется прилог.

Один святой говорит, что прилог похож на брошенную вещь, которая ударяет в то, во что брошена.

Прилог мы просто чувствуем. Это может быть просто помысел, какая-та мысль или фраза, а может быть образ какой-то вещи, воспоминание.

Сочетание – это вторая степень, когда наше внимание обращено на этот предмет и сковано им. В нашей душе происходит собеседование с этим предметом. Оно может быть страстным или бесстрастным.

Третья степень – это сосложение, когда душа соглашается на соединение с предметом.

Четвертая степень – это пленение, когда предмет берет душу в плен и ведет к совершению дела. От этого слияния исчезает доброе состояние и теряется покой.

Пятая степень называется страстью, когда человек всецело поглощен грехом и не может жить без него.

Прилог сам по себе безгрешен: мысль пришла, но мы ее не укоренили и прогнали.

Сочетание, если оно страстное, означает, что грех заразил душу. Но оно может быть и бесстрастным, когда мы просто анализируем, что произошло.

Греховность сосложения зависит от меры нашего подвига: или мы продолжаем сопротивляться – или сосложение идет по накатанной дорожке, и образовавшаяся страсть минует первый этап. Но даже если оно идет по накатaнной дорожке, мы не должны соглашаться на него, мы должны бороться.

Чем больше мы боремся, сопротивляемся, тем меньше греховность нашего поступка и тем больше шансов не допустить укоренения страсти.

Страсть – это болезнь души. Частое удовлетворение одного и того же желания приводит к привычке, которая становится чертой характера, вторым естеством человека.

Что делать, если мы упустили все начальные этапы и страсть уже возникла? Святые говорят, что страсть подлежит или равносильному покаянию, или будущей муке. Если мы эту страсть не победим, то, подлежим будущему наказанию.

Равносильное покаяние – это отвержение всякого телесного утешения, постоянная борьба со страстью, готовность на муку, страдание. Без этой готовности, без этого принятия страдания нет покаяния.

Человек грешил, грешил, пришел на исповедь, покаялся и думает, что страсть не будет над ним действовать. Да, бывает, что Господь чудесным образом избавляет от страсти. Но чаще все-таки получается так, что мы должны терпеть страдания за дела, которые мы совершили.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  2 ноября какой церковный праздник

Покаяние – через благодарность Богу

Фото с сайта pocdk.ru

Почему трудно научится исповедоваться? Наверное, потому что наш ум искажен грехом.

Кроме того, чтобы понять истину, ее нужно выстрадать. Нельзя ее просто услышать и записать. Тут нужно много усилий, нельзя себя оправдывать: «я глупая, ничего не понимаю», — и ничего не делать.

Чтобы увидеть свои грехи, нужно читать Евангелие. Евангелие говорит: «Благотворите ненавидящим вас, любите врагов ваших. Благословляйте проклинающих вас. Молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь другую, отнимающему верхнюю одежду не препятствуй взять рубашку. Всякому просящему у тебя давай, и у взявшего твое не требуй назад».

Делаем ли мы так? Помним ли евангельский рассказ о Страшном Суде: накормили ли мы голодных, одели нагих, посетили больных? Нужно оценивать свою жизнь евангельскими заповедями, а не оправдывать себя сравнением с другим людьми, которые грешат больше меня.

Увидеть свои грехи еще не значит в них покаяться. Человек может знать, что его поступок – это грех, но оправдывать себя, не понимать своей вины.

Конечно, бывает и так, что человек творит зло по чьему-то внушению, под давлением или угрозой. Но все-таки чаще мы грешим потому, что не сопротивляемся злу и соглашаемся с ним.

Все свои грехи мы сразу увидеть не можем, и в этом – большая Божия милость к нам, потому что не всегда это бывает полезно. Иногда такое знание приводит к отчаянию.

Господь своей милостью покрывает наши немощи и лишь постепенно открывает нам наши грехи. Поэтому главное, с чего нужно начать, – благодарить Бога за все его милости.

Как помнить о милостях Божиих, которые были в нашей жизни? Чтобы этому учиться, Церковь призывает нас каждое воскресенье благодарить Бога при совершении Литургии, причащаться Святых Тайн. Мы должны помнить, что в храме мы собираемся главным образом именно для того, чтобы благодарить Бога.

Если человек не участвует в этой благодарности, не хочет знать любви о Божией, то зачем ему знать свои грехи? Это может привести к депрессии.

Сам человек без помощи Божией исправиться не сможет. Если он не знает, что есть Тот, Кто сотворил этот мир и является его центром, что есть Тот, в Котором нет греха, несовершенства, человек может считать, что нельзя прожить без греха. Только имея веру в Бога, знание Бога, любовь и благодарность к Нему, человек может увидеть себя и свои грехи и научиться покаянию.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/kak-uvidet-svoi-grehi/

Как на исповеди не прятаться от Бога?

как увидеть свои грехи
Почему раз за разом исповедуясь, я остаюсь прежним? Почему не чувствую облегчения после исповеди? Как исповедаться искренне, а не формально? Как не стыдиться своих грехов перед священником? Возможно, каждый христианин задавался этими вопросами.

В новой книге игумена Нектария Морозова “Таинство исповеди” есть ответы на эти и другие вопросы.

Порой человек, завершая свою исповедь, говорит: «Я исповедовался во всем, в чем собираюсь исправиться».

Ты спрашиваешь его: «А в том, в чем не собираетесь исправиться, не исповедовались?» — «Нет» — «Почему?» — «Ну, я же не собираюсь пока эти грехи оставлять, зачем о них напрасно говорить?».

На первый взгляд, кажется, что подобный подход основывается на желании быть честным: я говорю на исповеди о том, в чем раскаиваюсь, а те грехи, с которыми не собираюсь расставаться, не называю. Но какой смысл, придя к врачу, сказать: «Я знаю, что у меня есть такие и такие болезни, но эти я сейчас буду лечить, а вот этими пока еще поболею»? Конечно, здравым такое рассуждение не назовешь.

Многие стыдятся говорить о каких-то своих грехах и утаивают их, предпочитая из раза в раз на исповеди промолчать, а потом, может быть, даже и забывают о них. Но то, о чем мы умолчали,— это неисцеленная рана. Это крючок, которым враг будет улавливать человека и тянуть его к себе, как рыбу, заглотившую наживку. Только рыба может вырваться, порвав леску, а нам враг вырваться не даст.

Я когда-то услышал мысль, которая показалась мне очень близкой: если человек не исповедует какие-то грехи из-за стыда, по самолюбию, потому что не хочет, чтобы о нем плохо думали, это его общая тайна с врагом – то, что он утаивает от Бога, от Которого, впрочем, ничего утаить невозможно.

А когда человек о постыдном, тяготящем его грехе говорит, он расторгает свой союз с врагом нашего спасения и освобождается или, по крайней мере, делает огромный шаг к освобождению.

Да, враг еще может его беспокоить, может на него нападать, но нет уже того тайного согласия, которое их — человека и врага — держит вместе.

Не случайно перед исповедью звучат слова увещания: «Аще что утаиши, сугуб грех имаши» — не просто грех, а — сугубый, двойной. Поэтому на исповеди очень важно говорить о том, о чем сказать трудно. Может быть, даже в первую очередь стоит открыть самое болезненное, не оставляя на потом.

Иногда человек откладывает «трудное» на конец исповеди (особенно если это исповедь во время литургии, когда время и у священника, и у исповедника ограничено: надо успеть до Причастия), но в какой-то момент священник говорит: «Ну все, остальное — в следующий раз, ты исповедовался, иди причащайся». И человек с «легким сердцем», не сказав самого главного, самого трудного и стыдного, идет причащаться.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Почему масленица называется масленицей

А сердце-то — оно только в этот момент легкое, потому что страх отступил, потому что можно уже не произносить то, о чем говорить страшно, а потом сердце опять становится тяжелым. И снова появляется ощущение, что жизнь не в радость.

Есть еще одна причина говорить о грехах, с которыми не готов бороться. У человека, может быть, никогда и не хватит сил и решимости на эту борьбу, но когда он кается, Господь получает возможность помогать ему, поскольку человек проявляет произволение,— говорит о своем зле, не скрывает его. В этом мужестве и доверии Богу — залог освобождения.

Когда бывает особенно стыдно и трудно говорить о своих грехах — о тяжких, постыдных, неприятных,— то нужно обязательно вспоминать о том, что священник — тоже человек. Приводить себе на ум слова апостола Петра Корнилию сотнику, когда тот пал перед ним на колени, а апостол сказал ему: Встань; я тоже человек (Деян. 10, 26). Священник знает и свою немощь, и потому не должен судить немилосердно немощь чужую.

У преподобного Силуана Афонского есть такая мысль: тот, кто подвизается и узнаёт свою слабость, уже не судит другого строго, потому что видит, насколько сам немощен и насколько трудно удержаться от греха. Это знание наполняет его сердце состраданием и любовью к ближнему.

Если же мы не находим этого в священнике, которому исповедуемся, если он оказывается жестокосердным или неопытным и к нашей боли от стыда прилагает еще и боль осуждения, укоряет нас, — это нужно принять как лекарство, которое, может быть, в следующий раз удержит нас от греха. Но бояться этого не надо.

Если священник так поступил, это повод для переживания и расстройства в большей степени для него самого, чем для нас. Для нас главное другое: мы открыли перед Богом то, что тревожило нашу совесть.

Когда лучше — без деталей

К разговору о стыде: не нужно исповедовать подробно грехи против целомудрия. Рассказ о них не должен носить характер живописания, изобиловать деталями — достаточно назвать грех в общих словах.

Сегодня можно найти целый ряд «пособий» по исповеди, которые настолько подробно описывают некоторые виды плотских прегрешений, что исповедь рискует превратиться в какой-то нехороший рассказ. Этого нужно избегать, чтобы не навредить лишний раз и священнику, и себе самому.

Вспомним: преподобная Мария Египетская, повествуя о своей прежней, беззаконной жизни, не сообщала авве Зосиме ее деталей.

Плотские грехи, как говорят святые отцы, не надо вспоминать по виду. Достаточно осознать свой грех и сказать о нем по существу — так, чтобы было понятно, о чем идет речь, но без подробностей, чтобы не возобновлять в самом себе ощущения содеянного и вновь не осквернять ум и сердце.

Бывает, впрочем, что воспоминания о каких-то вещах преследуют и не отпускают человека. Тогда, по необходимости, он может рассказать о них на исповеди подробно. И священнику нужно быть готовым понести подобный труд.

Оплакать грех и идти вперед

Многие постоянно каются в старых, многократно исповедованных грехах. Скорбят об этих грехах, возвращаются к этим воспоминаниям и как бы самих себя не могут простить, но при этом забывают о дне сегодняшнем. Все их покаянное чувство обращено в прошлое. А в настоящем происходят нестроения, которых можно было бы избежать, просто повернувшись к ним лицом.

Прошлое остается в прошлом. И надо, покаявшись, жить в настоящем, избегая старых грехов и не совершая новых. Если человек идет задом наперед, он будет биться обо все, что попадается на пути, регулярно падать, рискуя свалиться в грязь Не стоит возвращаться к давно оставленному, надо каяться в том, что было совершено с момента последней исповеди.

Бывает, конечно, что в памяти неожиданно всплывает какой-то тяжкий грех, и человек остро чувствует боль от этого. Да, он уже исповедовал его раньше, но не ощущал в такой степени ужас и отвращение. Тогда действительно имеет смысл снова сказать о нем на исповеди.

Мне запомнилось одно из писем игумена Никона (Воробьева) к его духовной дочери — монахине ли, или просто женщине, подвизавшейся в миру, — которая тяжело болела и уже приблизилась к смерти.

Он советует ей: в то время, которое у тебя еще осталось, когда тебе будут вспоминаться какие-то грехи, наиболее тяжкие, вставай и молись о прощении каждого из этих грехов.

Молись до тех пор, пока ты не почувствуешь, что сердце твое умирилось, пока не ощутишь свою совершенную безответность перед Богом и одновременно Его непостижимую милость к тебе.

Может показаться, что это очень полезный и необходимый совет лишь для того, кто готовится перейти в мир иной, но на самом деле он вообще очень ценен при подготовке к исповеди. Крайне важно о наиболее тяжелых и ранящих нас прегрешениях не только сказать на исповеди, но и оплакать их прежде исповеди и помолиться об их прощении.

Молиться утром, днем, вечером, молиться в то время, когда память о них уязвляет сердце, чтобы произошло так называемое расторжение союза с грехом и с миром темных падших духов, который стоит за каждым грехом. Это и есть главная цель покаяния: расторгнуть наш союз с грехом и с врагом и возобновить союз с Богом.

Это то, что должно происходить во время исповеди.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Сколько дней поститься перед причастием

Генеральная уборка души

Каждому, кто ходит в храм и регулярно исповедуется, известно словосочетание «генеральная исповедь», или исповедь за всю жизнь.

Откуда такая традиция? Во-первых, в древние времена человек, готовясь к принятию таинства Крещения, исповедовал все совершенные им прегрешения. Сегодня мы возобновляем эту практику. Приходящий ко Крещению должен понять, с чем он расстается в своей прежней жизни — жизни до Бога, до Церкви, до обращения ко Христу. Но, с другой стороны, новоначальный христианин далеко не все видит и не все понимает в себе, и его первая исповедь обнажает, как правило, только вершину айсберга.

В основе этой традиции — еще и та исповедь, которую приносит послушник перед монашеским постригом. На подготовку к ней дается время, чтобы припомнить всю жизнь и принести покаяние за грехи, совершенные до сего дня, причем не важно, исповеданные или нет. Генеральную исповедь приносит и ставленник — человек, рукополагаемый в священный сан.

И дело не в том, чтобы назвать каждый-каждый грех, дабы никакой из них не был нам «предъявлен» на Страшном суде. Нет, невозможно вспомнить решительно все свои слова, дела и мысли, речь идет лишь о некой «генеральной уборке» своей души (отсюда и слово — «генеральная исповедь»). Это очень серьезный и важный труд. Такая же исповедь, как постригаемому послушнику или будущему священнослужителю, по моему глубокому убеждению, необходима любому человеку, пришедшему в Церковь. Почему?

Во-первых, каких-то грехов он прежде не осознавал, какие-то грехи не замечал в себе и поэтому не мог сказать о них на исповеди или же говорил, не понимая по-настоящему того, о чем он говорит. Во-вторых, готовясь к генеральной исповеди, кающийся вдруг видит всю свою жизнь в целом.

Мне много раз приходилось наблюдать, как человек, который раньше спрашивал: «За что мне это, за что мне то?», после такой исповеди говорил: «Почему Господь меня еще терпит?». Он начинал видеть четкие закономерные связи между событиями: я сделал в жизни то-то и то-то, поэтому произошло вот это.

Это ви́дение духовных связей, открывшееся благодаря исповеди, с человеком остается.

И, конечно, если речь идет о конкретном духовнике, у которого человек исповедуется, то и он в этой исповеди узнает человека так, как не знал раньше. И, узнав его глубже, обретает понимание — как лучше ему помочь.

Генеральная исповедь может быть необходима не единожды. Иногда христианин, который исповедуется регулярно, вдруг осознаёт, что его исповедь поверхностна, он кается в одних и тех же грехах и перемен не видно.

Тогда ему также полезно предпринять генеральную уборку души и в ходе ее пересмотреть свою жизнь и увидеть не только конкретные грехи, но и действие в себе страстей, свои духовные проблемы, свою болезнь.

Время от времени это надо делать, причем лучше не спонтанно, а более или менее регулярно (ведь и уборку в доме мы должны делать не тогда, когда квартира заросла грязью и стыдно гостей позвать, а регулярно). С какой периодичностью? У всех по-разному.

Чем внимательнее живет человек, тем реже возникает необходимость в такой исповеди — ведь тому, кто поддерживает в доме чистоту и кладет вещи на место, не приходится много убираться.

Как-нибудь потом

Часто исповедь откладывают на неопределенное время по разным причинам: нет времени, плохо подготовился, хронически устал

Особенно часто медлит с покаянием тот, кто серьезно согрешил. Вместо того чтобы тут же прийти на исповедь, он уговаривает себя: «Потом пойду, сейчас мне очень плохо. И вообще это не к спеху!». А дальше у большинства срабатывает крайне подлый (по отношению к самому себе) механизм: я один раз согрешил, все равно мне в этом каяться, согрешу еще раз! Самое простое: съел постом скоромную пищу — так и так в этом исповедоваться, съем еще! Какое-то страшное лукавство.

Одно дело — грех, совершенный единожды, в который человек буквально сорвался, а другое дело — грехи, которые он повторяет вполне сознательно. Мы читаем о падениях подвижников, когда они тяжко согрешали, охваченные неудержимым порывом, и — тут же вставали, шли дальше, будто и не падали. А вот когда человек пал и продолжает жить в своем падении — это самое тяжелое и разрушительное положение.

Что происходит на исповеди? Мы говорим о самом страшном, самом тяжелом и темном, что есть в нашей жизни: о наших грехах и страстях, фактически о наших преступлениях. И очень важно, чтобы после этого произошел разворот от той тьмы, в которой мы пребывали и которую оплакали, к свету, к Богу. Мы должны отойти от исповеди, не глядя на свои грехи, но взирая к Богу. Радость должна войти в наше сердце.

Об особенностях таинства исповеди и о том, как подготовиться к нему, читайте в книге игумена Нектария (Морозова) «Таинство исповеди».

Источник: https://nikeabooks.ru/blog/kak-na-ispovedi-ne-pryatatsya-ot-boga/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Молитослов
Когда девушка становится невестой

Закрыть