Клирос что это такое

Искушения на клиросе — какие они бывают

клирос что это такое

О да, это моя любимая тема. Люблю поговорить об ужасах, да запудрить неокрепшие юные головы мировыми проблемами, которые часто возникают на клиросе. Клирос — уникальное место. Уникальное тем, что люди умудряются создавать себе неприятности на пустом месте. Работают вместе несколько неплохих, в сущности, людей. Работают за копейки.

И занимаются не производством наркотиков, а через музыку и духовный стих славят Господа. Казалось бы, что у эдаких лапочек и душек может не ладиться? О, еще как может! Делюсь опытом...

Начну с того, что расшифрую термин «искушение».

Церковный человек под этим словом понимает конфликтную ситуацию, в которой замешаны два (или более двух) человека, вокруг которых возникает ссора, недопонимание, пробегает собака, а отношения (иногда быстро, а иногда медленно) стремятся к точке замерзания. И боюсь, простого паяльника не достаточно, чтобы отогреть покрытые густым инеем души.

Главной идеей, давшей название явлению, является предположение, что люди ссорятся не сами по себе. Им подбрасывает как бы «зародыши ссор», некие потенциально конфликтные ситуации сатана и его прислужники — бесы. Иногда в это охотно веришь ))

Поскольку певчий поет не в туалете или ванной сам для себя, а работает вместе с кем-то, и имеет над собой начальство в виде настоятеля (а иногда и негласное начальство в виде костяка прихожан — церковных бабушек), то это очень жирная и плодородная почва для искушений. Искушения на клиросе колосятся как зерновые культуры на богатых почвах Придонья.

В самом деле, здравствуй, доктор Фрейд, сама структура этой работы такова, что и без всяких бесов поцапаться очень и очень легко.

Хочу отвечать за свою работу
(а не за чужую)!

Это один из главных мотивов поссориться. Певчий поет в хоре. Хор состоит из нескольких человек. Каждый человек в хоре — не ангел, это зачастую просто профессиональный музыкант после ВУЗа, работающий до кучи в музыкальной школе, или оперном театре. То есть, зачастую это совместитель.

И не смотря на то, что основной мотив в профессиональном хоре — заработать хоть чуть-чуть на жизнь (обычно бедную, близкую к нищете), певчий позориться не хочет.

В самом деле, кому хочется участвовать в чем то предельно постыдном и позорном, выходить красный после служб, потому что стыдно за только что прошедшую не то службу, не то хор лягушек.

В принципе, певчие хотят петь хорошо. Но ведь возможности каждого участника хора не равны, да и бывают чисто физиологические проблемы. Бас простыл и охрип, у сопрано критические дни, а на альта дома наорал муж и ее до сих пор трясет. А вот я, такой хороший, пришел в нормальном настроении. И настроен на идеальное пение. А вместо пения — нечто похожее на хрюканье. Меня подставляют!

Вот и самый популярный повод посориться. Искушение неравными возможностями и желаниями.. Она это плохо спела! Он опять (опять!) не попал на эту ноту! А она опоздала на пять минут и довела меня до белого каления. Здесь каждый участник хора мысленно на хорошем чистокровном русском (иногда матерном) благодарит алфавит за любезно предоставленные восклицательные знаки!!! Ибо нервы копошатся внутри организма, как рассерженные черви.

Меня подставляют! Я то гений, я хочу идеального пения, но «эти» мне не дают покрасоваться. Я то хочу петь хорошо, а мне не дают донести свое превосходное видение этих произведений, потому что «набрали по объявлению вагонов»Кстати, такое бывает в самом деле. Настоятель может подойти к регенту и поставить его в известность о том, что в хор приходит новый человек.

А потом сам же удивляется «а почему сегодня служба прошла так, как будто сельский хор доярок решил дерябнуть портвейну и позвали грузчика Ваню вместе попеть частушки» )) Потому что певчие — народ с хорошим воображением, и все уже дружно «предвкусили», как «новый певчий все испортит». А бедолага настоятель думает, что же случилось с его «птичками».

Птички уже вовсю прямо во время чтения евангелия на утрени яростно спорят «Я с ней петь не буду», «если его все-таки примут — уйду сразу» и тому подобные вариации на хохломские наигрыши.

Как лечить: Регенту НИКОГДА не позволять ругаться певчим на службе. Просто властно затыкать всех. Все решим на спевках и точка. «Она плохо это спела»? Решим на спевке. Настоятель хочет кого-то принять без согласия певчих? Регент должен коротко, как топором сказать «Я. Это. Решу. Все».

Соответственно, и сама регент должна певчих скорее успокаивать на службах (не позволять нервам полыхнуть как ядерная боеголовка), зато на спевках снимать стружку по полной. Люди в целом спокойнее реагируют на неудачи, если их щадить и уметь в нужные моменты грамотно подслащивать пилюли.

Собственно, это главная трудность работы на клиросе — люди хотят результата, но разочаровывают друг друга тем, что от коллеги хочешь больше, чем он может дать.

Но иногда веришь в бесов и искушения именно в церковном смысле.

И что она на меня взъелась

Такое тоже бывает. Ты вроде бы все делаешь хорошо и правильно. Делаешь свою работу добротно, так еще и левых обязанностей на себя навалишь. Вроде бы, должно быть идеальное к тебе отношение. Но ты, как чуткий человек, чувствуешь что некий другой человек против тебя постоянно, как это говорится у молодежи, «нозит» )) Чего ему от тебя нужно, ты понять не можешь, но в целом ты его раздражаешь уже самим фактом своего существования.

особенность в такого вида искушениях — их глобальная несправедливость. Человек, который вдруг «налился черной водой» против тебя, с твоей точки зрения, не имеет никаких мотивов так себя вести. Но ведь факты перед глазами! Ты видишь, что тебя за что-то не любят. При этом не все, а только конкретный человек (реже группа людей).

Более того! Иногда ни с того, ни с чего ты и сам ощущаешь подобные чувства по отношению к некоему певчему. Ты вдруг «понимаешь», что этот человек — притворщик и на самом деле «куда хуже, чем есть на самом деле».

И как это раньше ты этого не видел? Да он же сам люцифер во плоти! Или, если не драматизировать, тебе вдруг кажется, что у некоего взятого человека есть очень неприятные качества, от которых тебе не приятно. И тебя так и подмывает этому человеку сказать что-то на этот счет.

Притом что вместе работаете годы, и раньше ты ничего подобного в нем не замечал, а сейчас вот вдруг раз и заметил.

Фишка таких искушений в том, что «нет никакого повода», никакой причины, чтобы это работало в принципе. Таких конфликтов не должно возникать! Но они возникают. Причем они всегда предельно обидны, потому что в таких конфликтах одна из сторон обижена чудовищной несправедливостью с другой стороны. И потому даже клиросы разваливаются на пустом месте от таких искушений.

Как лечить? Очень просто. Вот дуется на тебя кто-то подобным образом. Подойди на церковную кассу и скажи «Хочу заказать сорокауст за здравие за ИМЯ ОБИДЧИКА». Да, это будет стоить неких денег.

Но это дешевле последствий от лечения смертельных обид или ухода с клироса. Работает ли это? Практически всегда.

Сомневаетесь? Да вы просто проверьте, что вы теряете? Если люди верят в полную ерунду вроде гороскопов, то почему бы не поверить в силу молитвы за обидчика. Все-таки молитва, светлая сила.

Меня не ценят!

Огромный мощный пласт искушений. Пик искушений этого типа приходится на Великий пост (слабее, но тоже есть — в Рождественский). Это искушение выглядит таким образом. Вам вдруг начинает казаться (причем со всей убедительностью), что на вас странно смотрят, говорят с пренебрежением, и вообще не достаточно ценят.

В сердце начинает копиться обида, хочется уйти, доказать «как без вас будет плохо». И если ушли, вам будет постоянно хотеться проверять «как на клиросе поют без вас», будет жгучее желание услышать, как пение из стройного превращается в арию из унитаза.

Вы будете звонить лояльным вам певчим, или стоять лично на службе. И постоянно упрекать певчих, мол «ну вотпение превратилось в мусоркак же така ведь достаточно было просто признать мою ценность, повиниться» — и все получилось бы. Пение вернулось бы в строй.

Этот тип искушения во первых, является классическим, но и одним и самых эффективных и сильных. Дьявол попросту делает все что захочет с клиросами, на которых начинается подсознательное брожение и жажда самоудовлетворения у певчих.

Как это выглядит, можно прочитать в этом рассказе.

Денежные конфликты и несправедливость условий работы

Это один класс проблем. Люди видят некую несправедливость в оплате и начинаются нестроения (идут неприятные разговоры в коллективе, певчие пропускают службы, ведут себя наглее обычного, качество пения упало) . Например, ученик получает столько же, сколько мастер, проработавший на клиросе более 10 лет. Обидно? Думаю, да. Я бы вообще на месте настоятелей вводил бы коэффициент лояльности.

Проработал год — +10% к номинальной ставке. Проработал два года — +15% к номинальной ставке. 3 — +20, 4 — +25, 5 — +30. Проработал более десяти лет на одном месте — получаешь базовую ставку (которая может меняться вслед за инфляцией + надбавочный коэффициент за выслугу) + 50%. У первчих появляется ощущение карьеры, желание совершенствоваться и прокачивать себя (чтобы подольше поработать).

Вообще, тема несправедливости оплаты на клиросе должна рассматриваться отдельной статьей, настолько она объемная. Но в целом я призываю настоятелей всегда плотно и тщательно думать на тему оплаты а) новичков б) старичков с) регентов.

Глобальное решение проблем искушений

Я пришел к выводу, что для клироса очень ценным является наличие на нем сильного психолога-лидера, который обладает высоким авторитетом и сильной властью (кнут у него должен быть). Такой лидер обычно умеет предвосхищать проблемы, путем психологического анализа рассчитывая конфликтные ситуации.

Я видел таких людей. Они работали очень изящно. Например, тебе сообщают расписание. «Дима, тебе завтра надо прийти чуть попозже, не к началу службы. Не искушайся, эта просьба продиктована тем, что в начале много чтения, и мы не хотим, чтобы ты просто так стоял час и переутомился». Ведь можно было просто сказать «приди в 5 вечера, а не в 4». Но мне не просто сказали, во сколько прийти, а еще и объяснили, почему в просьбе нет ничего унижающего. Мне не дали даже шанса на обиду.

И эти люди постоянно так делали. Они каждое свое распоряжение обосновывали, объясняли, расшифровывали. Чтобы не было непонятных моментов, чтобы не обидеть, не оскорбить. Отношение было бережным и чутким.

При этом они не скатывались в панибратство и жалкое оправдательное бормотание.

У них была власть и они могли вовремя провести черту «Дима, я тебе не подруга, а начальник, моя задача чтобы ты хорошо сделал свое дело, и получил за это максимум, который я смогу для тебя выбить». Ты все понимал и принимал правила игры.

Думаю, хорошему руководству можно просто научиться. И тогда 90% искушений, возникающих вследствие паршивого управления, отпадут. А на бесовские искушения, которые мало объяснимы рациональными доводами, есть церковная касса и сорокаусты за здравие ))

(4457)

Источник: http://mixarx.prihod.ru/iskusheniya-na-klirose-kakie-oni-byvayut/

Храм Святой Троицы в Хохлах | Клирос

клирос что это такое

» Богослужебная жизнь » Клир » Клирос

Клирос

Земная музыка — лишь подражание небесной, а ее гармония — результат благоволения Творца и Троицы, а попала музыка на землю только в результате сошествия Христа.

Святой Иоанн Златоуст

 В нашем храме начинает складываться традиция совместного пения на литургии. Здесь вы можете познакомиться с основными песнопениями, в которых вы можете присоединиться к нашему клиросу.  

ПЕСНОПЕНИЯ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ>>

ХОР ХРАМА  СВЯТОЙ ТРОИЦЫ В ХОХЛАХ, АУДИОЗАПИСЬ

С возобновлением в 1996 году регулярных богослужений в нашем храме начал действовать

Православный хор. Начало положено благодаря братской помощи Свято-Владимирского учебного центра и духовников: прот. Алексея (Уминского) и прот. Сергия (Романова). 

Не все с самого начала было гладко: не было опытного регента, не хватало певчих. Между тем совершение регулярных богослужений в храме требовало более серьезной профессиональной подготовки.

Сложность и многоплановость музыкального материала богослужений требовали умелого организационного руководства всеми певчими. С 1999 года у нашего хора постоянный и опытный регент — Галина Безрук. Она прекрасно знает службу и церковный Устав. С ее появлением хор начал быстро прогрессировать в профессиональном отношении. В состав хора входят опытные певцы, студенты консерватории и института Ипполитова-Иванова, учащиеся церковно-певческой школы.

Все певчие не только свободно владеют музыкальным материалом (гласовое пение, обиход), но также читают за богослужениями. 

Совместно с хором Храма Св.Владимира (в Старых садех) в октябре 2001 года несколько певчих совершили успешную зарубежную поездку в Германию. Во время поездки в было реализовано множество дисков и кассет с записью хора. На Богослужениях в нашем храме используется обиходное пение с гармоничным встраиванием знаменного распева (особенно на вечерних богослужениях) Постоянно хор обогащается новыми осмогласными распевами: киевским, греческим и болгарским, сербским, соловецким и др.

В мае 2018 года наш хор совершил поездку в Черногорию >>. 

Воскликнете Господеви, вся земля, пойте же имени Его, дадите славу хвале Его. (65 псалом)

Для клироса и для регента существует три правила: не мешать молиться верующим в храме, регенту не мешать молиться певчим, и, в свою очередь, молиться самому. Не нам судить, насколько они исполняют, но, наверное, это в основном так, потому что наш клирос дает нам возможность молиться.

Это особенно чувствуешь, когда попадаешь в некоторые другие московские храмы и мучаешься от оперного исполнения и «бесчинных воплей», то есть звуков, превышающих нормальный человеческий голос, что было запрещено на одном из вселенских соборов.

Тогда понимаешь, как это важно, и с благодарностью вспоминаешь родной храм и свой клирос.
 

К счастью у клироса нет претензий к прихожанам, кроме одной просьбы: не лазить в тумбочку, где лежат ноты и молитвословы, потому что иногда нужно что-то срочно найти, например, молитвослов, а его нет, кто-то взял, а не его месте лежит что-то совершенно постороннее.

Но в остальном, как сказал один певчий: «мы действительно, немножко отдельно от прихода существуем, не обращаем внимание на других людей, стоим отдельно и никого не видим, потому что ко все стоим спиной».

Поэтому поговорим не только о нашем клиросе, но и о месте клиросного пения в богослужении.

Раз мы ведем разговор о послушании, надо сказать, что клирос — это также послушание, которое требует постоянства, труда, ответственного подхода и поддержки друг друга, и у которого есть много невидимых искушений.

Певчий должен приходить всегда, в этом его послушание, а не в том, чтобы придти, когда нашлось время, и он решил попеть. Так каждый может понадеяться на других, и в один «прекрасный» день на клиросе могут остаться два человека.

Но даже, если певчих много, важно, чтобы был комплект, чтобы присутствовали все голоса. А обычно певчий приходит и видит, что не хватает 1-ого или 2-ого голоса, надо быстро ориентироваться — кто есть, кого нет, то тенором споет, то басом. Если певчие не будут опаздывать на службу, а что еще лучше, будут приходить на 10-15 минут раньше, каждый будет заранее знать, каким голосом он поет, и какого голоса не хватает.

Это касается не только клириков, но и всех прихожан, потому что такое собирание — тоже есть важный момент самой службы. Обычно на первый возглас священника мы договариваем наши разговоры и разбегаемся по храму. А как было бы хорошо, чтобы в этот момент все стояли на своих привычных местах уже готовые к службе. Это ожидание в молчании, когда служба еще не началась, очень хорошо настраивает на ее духовное восприятие.

Пение на клиросе — это служение не нотам, но слову. Клирос произносит основную часть доступных народу служебных молитв, является как бы вторым голосом священника, поэтому слова любого песнопения должны быть понятными и узнаваемыми.

Чем качественнее клирос будет их произносить, с сознанием присутствия Бога, с глубоким пониманием того, что он говорит, тем лучше настроение клироса и содержание молитв будет передаваться верующим, стоящим в храме. Слишком быстрый темп или нечеткое произнесение слов, заставляет напрягаться, вслушиваться, мешает молитве.

Особенно это чувствуется, когда поют неизвестные тропари или другие песнопения, а также при чтении кафизм. Мы просим помнить, что придя на службу, мы никуда не торопимся, а готовы внимать медленному молитвенному пению и чтению.

Нашему храму повезло, наш клирос поет очень стройно, сдержанно и профессионально. Это заслуга не одного хора, но, прежде всего, регента, который им управляет. Певчие, могут совершенно по-разному петь одну и ту же службу при двух разных регентах.

Один умеет настроить на теплое молитвенное настроение, передать ощущение близости Бога, а другой не может вложить это в певчих, не имеет дара раскрывать теплоту сердец, ту благодать, которую святые отцы вкладывали в свои тексты, потому что сам не имеет подобного опыта. А клирос — это показатель уже определенного духовного опыта.

Клирос незримо, незаметно передает разные молитвенные состояния и настроения, которые сопутствуют разным церковным праздникам.

Опыт духовной жизни важен не только для регента, но и для певчих. Послушание на клиросе очень приятное, говорят, что человек, который попробовал петь, и у него получилось, уже никогда от этого не откажется. Тем более, это очень привлекательное место для людей, которые недавно пришли в храм. Одна наша певчая сказала, что осталась в храме только благодаря клиросу, именно он ее удержал.

Но может быть, понимая ответственность этого послушания и зная его искушения, не стоит торопиться попасть на клирос, если есть такое желание. Лучше сначала научиться молиться дома, стоять в храме, а потом через два-три года, маленькими шажками идти на клирос с благословения духовника. И только тогда, когда певчий сам молиться, он может помочь людям молиться в храме. Клирос — это очередная ступенька лестницы, показатель культуры молитвы, сопровождаемой пением.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Как решать логические задачи

Это не всегда получается, и ради этого трудного послушания певчие иногда жертвуют своей молитвой. По словам одного певчего: «особо о молитве не приходится думать, нам бы спеть хорошо. Да, эта проблема есть, когда человек проводит службу, грубо говоря, в роли певца. Редко получается спеть от сердца, может быть только иногда, какое-то любимое песнопение»

А какое настроение может передать человек, который недавно пришел в храм и еще не научился молиться? Более того, человек, который был подвержен ярким переживаниям страстей, передает свои страсти через пение всему храму, переносит на молящихся, затмевая благодать, службу и слово Божие: все приходит во внутреннее расстройство, хотя внешне может казаться, что клирос очень стройно поет. Это очень важно и в равной степени относиться и к церковному чтению.

Мы благодарим наш клирос, и просим никогда не забывать, что мы стоим рядом с ними, мы молимся вместе с ним, и что клирос — это не собрание певчих, но собрание молящихся, которые совмещают с пением собственную молитву, и свое молитвенное настроение передают людям стоящим в храме.

Приходской листок №28 6/19 декабря 2004 г.

Источник: http://trinity-church.ru/bogosluzhebnaya_zhizn/clergy/kliros/

Как научится петь на клиросе без музыкального образования

клирос что это такое

Пение на клиросе и пение в светском хоре — не одно и то же. Хоть и там, и там от исполнителей требуется умение вплетать голос в ансамбль, попасть в певчие человеку без музыкального образования проще, чем в хор. Это связано с тем, что в церкви обязательно учтут стремление стать ближе к Богу через послушание на клиросе и не станут ему препятствовать, коль вы сумеете продемонстрировать желание учиться и хотя бы минимальные музыкальные задатки.

Таким образом, чтобы научиться петь на клиросе, нужно сначала попасть в певчие. Для этого вам придётся сделать следующее:

Шаг 1: посетить занятия по вокалу либо позаниматься самостоятельно;

Шаг 2: разучить некоторые церковные песнопения;

Шаг 3: узнать, в каком из храмов с вакантными местами певчих служит опытный регент (руководитель церковного хора);

Шаг 4: пройти прослушивание;

Шаг 5: регулярно посещать спевки (репетиции), следовать указаниям регента и постоянно тренироваться.

Теперь по порядку.

Занятия вокалом

Чтобы попасть в хор при крупном храме, на прослушивании покажите себя во всей красе. А для этого нужно, как минимум, научиться читать ноты, поработать над правильным дыханием, потренироваться в пропевании конкретных нот. Лучше позаниматься с педагогом по вокалу, но можно и самостоятельно, по учебникам для музыкальной школы либо с помощью обучающих видео. Хороший вариант — посещение кружков и курсов по церковному пению при храмах.

Разучивание песнопений

Знание хотя бы нескольких церковных произведений тоже помогут вам пройти прослушивание, на котором вас попросят спеть. Плюсом будет, если вы, вместо того, чтобы тушеваться, уверенно споёте отрепетированное песнопение. Пусть даже исполнение окажется неидеальным — без подготовки всё равно споёте хуже.

Поиск опытного регента

Регент — тот человек, который отвечает за работу хора как единого организма. Он не отмахнётся от верующего в Бога человека только из-за того, что у того нет музыкального образования. Хороший регент и научит пению в хоре, и расставит певчих так, чтобы рядом с одним опытным исполнителем стояло двое-трое неопытных — чтобы те пели, подстраиваясь под него.

Прослушивание

Как уже говорилось выше, к прослушиванию нужно усердно готовиться — от этого зависит, попадёте вы желаемый храм на клирос, или нет.

Посещение спевок

На спевках вы сможете и репетировать, и учиться. Учиться, подражая другим певчим, учиться по советам регента, учиться, постоянно практикуясь и упражняясь. Помните, что ленивых в храмах не терпят!

Подводя итог, повторим, что для пения на клиросе музыкальное образование необязательно. Куда важнее быть искренне верующим и трудолюбивым человеком, готовым идти к поставленной цели.

Источник: https://muzshok.by/blog-post/pet-na-klirose-bez-obrazovaniya

Регент церковного хора

Моя должность в храме называется регент (от лат. управляющий), т. е. руководитель церковного хора, который является уставщиком над певчими, задает им тон и подает знаки рукой (или руками) для согласного пения.

Раньше это место занимал головщик, который никогда не дирижировал, он первым начинал пение, задавая тем самым и тон, и темп, и характер звучания песнопения, а хор вступал со второй фразы, продолжая пение головщика.

Почему я не головщик?

Почему я не головщик? Потому, что в современной Церкви царит, к сожалению, другая система пения.

Головщики были в Православной Церкви в те времена, когда:

  • богослужебное пение представляло собой весьма стройную систему и включало в себя не только слышимое пение, но и знание точных законов соединения движения сердца с движением голоса;
  • когда богослужебное пение объявлялось особой дисциплиной тела, души, духа;
  • когда правильная духовная жизнь провозглашалась причиной и условием правильно построенной мелодии, а певчий должен был стать неким инструментом Святаго Духа, а пение – богословием в звуках;
  • когда богослужебные песнопения не сочинялись композиторами, а являлись плодами молитвенного подвига монашествующих (к примеру, многим известен нерукотворный гимн Пресвятой Богородице «Агни парфене», который пропели ангелы во сне святому Нектарию Эгинскому, записавшему мелодию и все 24 стиха этого гимна).

В результате обрыва традиций сегодня многое утеряно, а система богослужебного пения оказалась вытесненной музыкой, большей частью композиторской, что наблюдается даже во многих монастырях; да и на клирос, в церковный хор приходят люди зачастую невоцерковленные, что сказывается на качестве служб.

Что я считаю важным в церковном пении

В таких условиях меня как регента заботят три главных аспекта:

  • стилистика самих песнопений, которые руководитель хора свободно выбирает по своему усмотрению из огромного количества доступных сегодня нот;
  • характер, манера исполнения песнопений;
  • внутреннее состояние поющих, осознание ими мировоззренческого, исповедального, духовного содержания каждого музыкального элемента и каждого слова, осознание того, что сам процесс исполнения является следствием и проявлением определенно настроенного человеческого духа.

В подборе репертуара руководствуюсь тем, чтобы песнопения как можно меньше давали возможностей певчим демонстрировать свои голоса. У Блаженного Августина в «Исповеди» сказано: «Когда со мною случается, что меня трогает больше пение, нежели то, что поется, то я признаюсь, что я тяжело согрешаю, и тогда желал бы и не слышать поющего».

О том же говорит свт. Иоанн Златоуст в одной из своих бесед: «Слуга Христов должен петь так, чтобы приятными были слова, которые он произносит, а не голос его».
В одном из писем архимандрита Иоанна Крестьянкина к духовным чадам нашла такие строки: «пение профессиональное редко несет в себе живой, до Господа доходящий глас. Сердце надо иметь обращенным к Богу. Только тогда никто на пение и внимание не обратит, но все устремятся за вами к Богу».

Что касается манеры исполнения, то у нас есть 75-е правило Шестого Вселенского Собора (VII в.), которое никто не отменял. Святые отцы постановили: «Желаем, чтобы приходящие в Церковь для пения не употребляли бесчинных воплей, не вынуждали из себя неестественного крика, и не вводили ничего несообразного и не свойственного церкви: но с великим вниманием и умилением приносили псалмопения Богу, назирающему сокровенное. Ибо Священное слово поучало сынов израилевых быти благоговейными».

Вот ключевое для нас слово – благоговейно всё надо петь в Церкви. Один человек недавно сказал: стоял на службе в одном из наших храмов, молился, вдруг сопрано как заверещит, хотелось убежать, молитва разрушилась.

Надо помнить, что Церковь – это не концертный зал и не театр, а молитвенное собрание верующих. В храме эмоциям не место, иначе духовность заменяется душевностью.

Некоторые прихожане тоже иногда грешат этим, когда во время пения «Символа веры» или «Отче наш» стараются перекричать других и даже хор.

О дисциплине в церкви

Для меня важен и вопрос о дисциплине в церкви, о благочинии певчих на хоре и клиросе. Певчие у нас зачастую считают, что их назначение не молиться, а исполнять певческую работу, во время которой можно вести себя довольно свободно, допуская во время чтения чтеца праздные разговоры, шутки, даже смех, ведя переписку или переговоры по сотовому телефону.

В некоторых храмах во время Шестопсалмия даже выходят покурить. Моменты чтения воспринимаются как перерыв в работе.

В церковный хор должны идти не просто профессионалы, желающие попеть за определенное вознаграждение, но и дорожащие Церковью и чтущие её святость. Надеюсь, что в нашем храме Господь собрал именно таких людей на клиросе.

Я их всех очень люблю и каждый день поминаю о здравии на утренних молитвах, заказываю за них службы по праздникам и когда болеют.

Все наши певчие периодически участвуют в таинстве исповеди, принимают Святое причастие. Перед началом каждой службы мы просим друг у друга прощения, благословения. На репетициях-спевках молитвенно обращаемся за помощью к нашим храмовым святым, к покровителю уральских певчих свщмч. Вячеславу Невьянскому, а также к покровителю всех певчих прп. Роману Сладкопевцу.

А чтобы у певчих была перспектива для стремления к самосовершенствованию, представление об идеале, я написала для нашего клироса заповеди, которыми могу поделиться.

«Десять заповедей для идеальных певчих»

  1. По дороге в храм твори молитвы (в том числе молитву идущего в церковь «Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем»).
  2. Во время богослужения внимай словам молитв и Священного Писания, не допускай посторонних разговоров (кроме тех замечаний и указаний, которые необходимы по ходу службы); ум возводи на Небо.
  3. Помни о великой ответственности певчих перед Богом и людьми – нашими устами прихожане возносят к Богу молитвы.
  4. В основу ангелоподобного пения в храме положи для себя принцип: «Бога должно воспевать не голосом, но сердцем». Прилагай все свои силы так, будто это твоя последняя служба.
  5. Не приступай к пению в гневе, раздражении или не простив ближнего.
  6. Соблюдай по возможности все посты, в том числе среду и пятницу.
  7. Приступай ко Святому Причащению не реже 4-х раз в год, т. е.

    в каждый из постов (а лучше раз в месяц), чтобы иметь духовное подкрепление и не стать врагом Христу.

  8. Внешним видом соответствуй облику православного человека. Женщинам: юбка до щиколоток или ниже колен без глубоких разрезов, рукава не выше локтя, ноги прикрыты гольфами или носками.
  9. Помни заповедь «Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся». Признавай достоинства других и будь снисходительным к недостаткам и немощам других.

  10. Следуй во всех обстоятельствах совету прп. Амвросия Оптинского: никого не осуждай, никому не досаждай и всем свое почтение выражай.

С любовью ваш регент»

А вообще клирос у нас очень дружный.

Одна из певчих Анастасия Пронькина (это моя дочь) написала стихотворение «Любимому клиросу посвящается».
Вот это стихотворение:

«Любимому клиросу посвящается»

Эпиграф: «Друзья мои, прекрасен наш союз! (Пушкин)

«Надеюсь, регент мне поставит плюс!» (автор)

Вы послушайте, ребята, Сей папирус вам поведает Про наш прекрасный клирос: С чувством юмора у всех у нас в порядке, Потому что начинаем день с зарядки.

Не с зарядки белого смартфона И не пресловутого айфона, А с зарядки голоса и слуха, Чтобы не страдало чьё-то ухо, И простим неправильную ноту, (Если вдруг медведь вам наступил на «что-то»), Ну, а если вдруг придется туго, — Бережно плечо подставим другу.

Есть у нас диван, электрочайник, Ну, а если в пении вы «чайник», — Подливать не будем кипяточку Вот ещё б найти для рифмы строчку! Ах, друзья мои, люблю вас очень!

Станислава Пронькина, короче.*

*«Сие слово зде допущено для рифмы пущей» (А.С.Пушкин)

В дальнейшем на своей страничке планирую поговорить о том, что такое богослужебное пение, что включает в себя это понятие и почему вообще в храме необходимо пение.

Источник: https://hramsergiy74.ru/prihod/regent/regent-tserkovnogo-hora.htm

Люди в храме: регент — Православный журнал

Регент — руководитель церковного хора. В его обязанности входит подбирать певческий состав, обучать его, следить за ходом богослужения. Иногда церковный хор называют клиросом. Клирос — место в храме на возвышении или балконе, где располагается певческий состав. Как становятся регентами,  что он должен уметь и где этому учат в проекте «Фомы» «Люди в храме».

Станислав Попов

Регент Праздничного мужского хора Новоспасского ставропигиального монастыря, Москва

Фото Владимира Ештокина

Я начал петь в детском саду — там готовились утренники и для этого разучивали с детьми песни, стихи. Я активно участвовал в этих мероприятиях — громко пел уже целенаправленно. После школы я закончил училище имени А. В. Свешникова при академии хорового искусства В. С. Попова, потом и саму академию сразу по двум специальностям: дирижер хора и сольный академический певец.

Мне всегда хотелось петь в мужском хоре — меня очень привлекает его звучание. Я решил попробовать свои силы в будничном хоре Данилова монастыря, и меня приняли. Это продолжалось недолго: я учился в 10 классе, и меня захлестнула с головой учеба, пришлось на два-три года оставить пение на клиросе.

В 1999 году в мужском хоре Новоспасского монастыря освободилось место. Моя супруга, узнав об этом, сказала: «Сходи, может тебя возьмут». Меня приняли в праздничный хор. Петь в таком коллективе — большая честь.

Регентом я стал после 15 лет пения в нашем хоре. Два года назад наместник Новоспасского монастыря епископ Вокресенский Савва увидел во мне потенциал и предоставил такую возможность.

Для меня регент — это профессия. Я не задумывался, должен ли нести в себе какую-нибудь миссию как руководитель хора. Да, мы должны петь красиво. Но красивое пение может быть пустым, а может быть обращено к Богу. Тогда люди, которыми ты руководишь, проникаются музыкой, богослужебным текстом, отходят от нот и просто смотрят тебе в глаза. В такие моменты у духовенства, хора и прихожан зарождается совместная молитва.

Хор объединяет молящихся, дает эмоциональный импульс. В такие моменты единения чувствуешь присутствие благодати.

Но регент не миссионер в классическом понимании — он помощник, связующее звено. Хор  — своего рода усилитель, который помогает священству совершать службу, усиливает молитву.

Фото Владимира Ештокина

Регент сочетает в себе множество качеств — это жесткость, требовательность (в первую очередь к самому себе) и мягкость по отношению к хору. Все, что он предлагает своим подчиненным, в первую очередь должен испытать на себе. Регенту необходимо очень тонкое чувство музыки — многие песнопения этого требуют.

Одного регентского образования недостаточно для профессионального управления церковным хором. Чтобы стать регентом, необходимо закончить любой профильный музыкальный вуз — там научат руководить хором и понимать его изнутри. Только после этого можно пойти на регентские курсы, чтобы разобраться в особенностях службы, выучить устав богослужения и распевы.

Иногда мне тяжело слушать критику — мы же уйму сил и времени тратим на подготовку к службам! Иногда наш протодьякон говорит: «Вы прекрасно спели “Великое славословие”! Я давно такого не слышал».

А прихожане говорят, что нельзя молиться под эту музыку, нужно что-то менее «концертное», более мягкое, плавное. Я стараюсь постепенно воспитывать вкусы людей.

В наш монастырь ходят прихожане с разным духовным опытом и музыкальным кругозором, поэтому мы используем на службах песнопения практически всех эпох и стилей: от древних распевов до авторской музыки XXI века.

Самое приятное в моей работе — чувствовать себя связующим звеном, частью богослужения и непосредственно в нем участвовать.

Вообще я не меломан. Когда-то я слушал все подряд: симфонии, хоровые опусы, мессы. Ну а потом я сам много пел в хоровом училище и академии. Когда каждый день поешь разные произведения, то уже не возникает желания что-то слушать. Зачем слушать, когда ты в этом участвуешь изнутри? Иногда могу включить какую-нибудь запись, чтобы профессионально ее оценить, а так специально, чтобы получить удовольствие, — нет. Удовольствие получаешь внутри этого исполнения, участвуя в нем.

Татьяна Щерба

Регент кафедрального собора cвятителя Николая, Вена, Австрия

Когда в конце 1980-х все ринулись ходить в храмы, я была резко против — не хотелось быть как все. Хоть я и была крещеная, дома у меня никто в храм не ходил, и тема эта вообще не поднималась. Для себя я так решила: пока Бог меня сам не позовет, не пойду. Наверное, была очень гордая.

Ну и однажды Он меня позвал. Случилось это так: моя подружка стеснялась сама зайти в храм и купить крестик, поэтому взяла меня с собой. Видимо, я задавала много вопросов, поэтому проходивший мимо батюшка заговорил со мной и пригласил прийти на службу, исповедаться, причаститься. Тут я вспомнила свое обещание «прийти, когда позовут» и вскоре уже стояла на службе. Это был храм как раз недалеко от Московской консерватории, где я училась.

В храме мне хотелось как-то поучаствовать в церковной жизни, помочь. Начала с простого — попросилась следить за подсвечниками, чистить их. Когда после службы в храме никого не было, я оставалась и пела. Меня услышали и поставили на клирос.

Уставом и самой службой я начала интересоваться сразу — это же интригует, когда смотришь во все эти книги и ничего не понимаешь! Я купила «Богослужебный устав» В. Розанова, читала «Октоих» (богослужебная книга, содержит последование основных церковных служб. — Прим. ред.

). Так и пошло мое обучение.

Регентовать я начала еще в Москве, потом регентовала в Германии во время учебы. Когда переехала в Вену просто пела в хоре, а потом появилась возможность организовать любительский коллектив при соборе, из которого впоследствии и вырос нынешний Соборный хор.

Каждый раз, когда я регентую, точно знаю, что Господь управляет службой. И ты можешь как угодно стараться, но, если у тебя не будет смирения, если ты не будешь понимать, что все в руках Божьих,  — ничего не выйдет! И все, что ты можешь сделать, — это приложить максимум усилий, чтобы богослужение прошло чинно и на нем можно было молиться.

Тогда Господь поможет. Если будешь думать, что ты тут главный и руководишь всем: хором, песнопениями, продолжительностью службы, тебе «дадут по шапке» Сверху. Я это очень хорошо чувствую.

Меня всегда больно ранила фраза некоторых певчих: «Бесплатно только птички поют». Я это слышала, к сожалению, очень часто. Люди должны получать зарплату, если они трудятся, но я считаю, что в церковном хоре на первом месте должна быть другая мотивация. Это Господь, это вера, это община, храм, Церковь.

Мы не можем положить в основу церковного хора только материальную составляющую, потому что она губит дух.

Самое приятное в моем деле, когда приходят новые люди и говорят: «Мы услышали ваш хор и хотим научиться петь». Бывает, что из хора уходят певчие, и это больно, но если приходят новые люди и хотят учиться — это мотивирует лучшим образом. Особенно когда человек не музыкант, когда у него семья, работа с утра до ночи, но он записывает на диктофон песнопения и дома учит их только потому, что по-другому не может, – он хочет петь в хоре.

Моя цель как регента, по крайней мере в Вене, сделать так, чтобы как можно больше людей полюбили православное богослужение и стремились в нем участвовать: петь, читать, помогать в алтаре.

Чтобы руководить большим церковным хором, например, в кафедральном соборе, нужно как минимум закончить музыкальное училище. У меня за спиной лицей при Белорусской консерватории, Московская консерватория и аспирантура, Высшая школа музыки во Фрайбурге. В Австрии, в Вене, я закончила музыкальный университет по специальности «концертный органист».

В первую очередь регент должен быть хорошим певчим. Не обязательно лучшим, но надежным. Вообще лучшие регенты те, кто вырос из своего хора. Они знают возможности состава, знают характер друг друга. Взаимодействие таких регентов с коллективом гораздо лучше — они и есть этот коллектив.

Для них нет внутренних противоречий: они могут сегодня регентовать, а завтра будут петь в хоре тем голосом, которым необходимо. И руководят такие люди не так авторитарно, и знают с кого что требовать. Но по отношению к хору регент в первую очередь должен быть руководителем, а потом уже другом.

Вообще, быть начальником всегда тяжело.

Источник: https://foma.ru/lyudi-v-hrame-regent.html

«Клирос – это организм, который за каждого молящегося в храме произносит слова молитвы»

СПРАВКА: Буханец Ирина Петровна. Регент Свято-Иннокентьевского храма г. Хабаровска – старейшего прихода в Хабаровском крае.
Стаж работы: 16 лет (с сентября 2000 года). 
Образование: дирижерско-хоровое отделение Хабаровского государственного института искусств и культуры.

Начало пути

«Что такое храм? Я себе его тогда представляла, как показывали в европейских фильмах: открывается большая дверь, а там ряды лавочек, и в центре – мужчина на коленях в красной шапочке»

— Ира, перед тем, как перейти обсуждению клиросного служения, расскажи, для начала, как и с чего начинался твой клиросный путь?

— В Свято-Иннокентьевский храм мы с подругой пришли где-то в начале сентября 2 000 года. Как и все студенты, мы тогда спрашивали друг у друга, где можно подзаработать? Да, мы же уже были на втором курсе, и нам разрешили работать! И вот как-то однажды знакомая в институте поделилась: «Ну, я, например, в храме пою».

Что такое храм? Я себе его тогда представляла, как показывали в европейских фильмах: открывается большая дверь, а там ряды лавочек, и в центре – мужчина на коленях в красной шапочке. На этом мое представление о Церкви исчерпывалось. Я была не крещеная, ни в одном храме ни разу не была, о Православии вообще не знала.

Что это такое?

И вот, пришли мы с подругой – и оказалось, что все совсем иначе. Я помню первый наш визит. Мы тогда с ней не знали, что в храме есть вход с другой стороны, и стали подниматься снизу. Ворота были открыты, но не было никакой дороги – один гравий. А мы с приятельницей на каблуках, в узких юбках, карабкаемся в гору. Я в сердцах тогда возмутилась: «И что, каждый день так ходить?». В общем, кое-как поднялись, встретились с регентом, она нас прослушала и решила, что надо брать.

Регентом в храме тогда была Ксения Кудлай (ныне монахиня Серафима). Она была очень строгая, я бы даже сказала, ортодоксальная. Она нам объясняла, что «клирос – это очень высокое служение, его нужно еще заслужить». Всех подряд туда не пускали. На первой спевке она рассказала нам притчу, как во время службы ангелы обходят весь храм и простым молящимся дают по серебряной монетке, а певчим – по золотой.

Сначала нас даже не пускали на сам клирос. В то время он был никак не огорожен, не было даже еще амвона. Амвон делали как раз, когда нас крестили – через месяц после нашего первого визита, в конце сентября. Я это помню хорошо, священника было плохо слышно: шел ремонт. Все в лесах, внизу были ковры, и не было даже пола.

Алтарь только-только расписывали, а перед ним сделали небольшую ступеньку, где и располагался клирос. Мы стояли рядом с ней, подниматься на нее было нельзя. К нам священник подходил: «Вы клирос?». «Да, мы учимся». Нас тоже отдельно покадят и пойдут дальше. Вот так мы просуществовали около семи месяцев. Для нас были отдельные спевки, где мы изучали гласы. Тогда было строго.

Наизусть учили догматик, «Господи, воззвах», сами себе тон задали, спели, сдали. До этого нас не пускали. Учились долго.

И вот однажды клирос довольно большим составом поехал в какую-то поездку. Не знаю, что произошло, но когда все вернулись – начались массовые сокращения. Штат расформировали, многих уволили, не осталось почти никого. Наша регент Ксения, ныне монахиня Серафима к тому времени уже поехала в монастырь. К нам регентом взяли девушку, которая только-только окончила курсы псаломщика, знала только устав,  ноты — на уровне «до-ре-ми-фа-соль».

И тогда нас срочно позвали на клирос. Всего певчих было пять человек, затем еще одна девушка у нас ушла готовить пирожки – там больше платили. И нас осталось четверо. Но именно тогда нас наконец-то полноценно и приняли в свои ряды. До этого просто выходил настоятель: «Поете? Молодцы!». А 1 апреля нас устроили официально, это были как раз  предпасхальные дни. Первую свою Пасху мы пели с листа.

Регент наша достала какие-то ноты, по-моему, это была «Барыня» — что-то простое.

Так все с листа мы и спели, всем понравилось, и начались обычные трудовые будни, которые проходили так: приходили мы вдвоем на службу, две новых девочки, которые ничего не знали в плане устава, которых только оформили, которые семь месяцев учили гласы, и которым ноты подавали с клироса. Приходили, а на клиросе никого нет. Ни псаломщика, ни регента, и закрыта на замок тумбочка с книгами. Выходил наш пономарь, взламывал тумбочку фомкой, доставал нам часослов, открывал и, как сейчас помню: «Вот это девятый час — все подряд читайте и пойте».

Помню, мы прочитали девятый час, переглянусь, прочитали 103 псалом, дальше какой-то возглас, ну, ектении мы знали — спели, «Господи, воззвах», дальше мы поем-поем-поем все подряд — все прокимны на понедельник-вторник-среду-четверг, пока пономарь не выйдет: «Так, это петь не надо». В общем, первая служба у нас была очень оригинальная. Тогда я сразу поняла, что нужно учить устав, надеяться не на кого.

— А ведь раньше не было Богослужебных указаний

— Не было, был календарь, Богослужебный Устав Розанова и Типикон. А еще Октоих и старые, очень сложно написанные Минеи. Нот было очень мало. И не было и расписания. Мы открывали календарь, в котором было написано, какая служба, смотрели, какой знак, что поется: Октоих или Триодь, или совмещение – и поехали.

— А как вы, кстати, с церковно-славянским языком разбирались? По ходу?

Очень быстро. Мы пришли вдвоем с подругой (она сейчас регент в Фокино), взяли в библиотеке часослов и Псалтирь — один экземпляр на церковно-славянском, другой – на русском. Одна читала, вторая проверяла. Влет научились, недели за две. Не было у нас такого, чтоб мы сидели, зубрили, по разу прочитали – и сразу стали читать на службах.

Регентские будни

«О чем мечтает каждый ребенок, который приходит в музыкальную школу? Попасть на проект «Голос»! Он абсолютно не мечтает владеть каким-то инструментом, не хочет заниматься и хоровым пением, потому что так он не сможет показать свой тембр, его красоту. Хоровое пение, в принципе, сейчас не культивируется».

— Итак, теперь ты сама регент

— Только я им быть не собиралась. Мы проработали на клиросе около года, когда наша регент вышла замуж и вдруг срочно вместе с супругом собралась уезжать на запад к родственникам. Нам тогда  сказали не волноваться и пообещали нового регента. Они уехали, а замены все нет.

Оказалось, что девушку, которую нам пообещали в качестве замены, никто ни о чем и не предупредил. И, в общем-то, она к нам не собирается. А у нас служба с владыкой. Кто будет руководить? Ну, кто-нибудь. Все вместе кое-как отруководили, я в том числе. Выходит владыка Марк после службы и говорит: «Ты будешь регент». «Да я не могу, я ничего не зна». «Выучишь».

Все! Никто не спрашивал: хочешь или не хочешь, умеешь или нет, есть ли у тебя образование

— Давай теперь поговорим про наше время. Что сейчас нужно человеку, чтобы стать певчим, вот, конкретно нашего храма? Какие требования ты предъявляешь?

— Я предъявляю высокие требования, но не совсем есть, кому их предъявлять, если честно. Кадровый голод не только в нашем храме, а вообще — по Хабаровску. Потому что молодежь не хочет учиться музыке.

– Как думаешь, почему?

— Конкретно знаю. О чем мечтает каждый ребенок, который приходит в музыкальную школу? Попасть на проект «Голос»! Он абсолютно не мечтает владеть каким-то инструментом, потому что это не надо, потому что есть программа, которая может тебе воспроизвести любые инструменты. Он не хочет заниматься хоровым пением, потому что так он не сможет показать свой тембр, его красоту. Хоровое пение, в принципе, сейчас не культивируется.

Если раньше оно было везде, даже в советское время при каждом заводе был свой хор, то сейчас — увы. А уж музыкальные, профессиональные хоры были огромные, и они, действительно, были профессиональные, а сейчас даже уровень наших хоров, которые выступают, тех же капелл, намного ниже. Они наполовину состоят из любителей, поэтому в такой ситуации для нас сейчас каждый человек — ценен.

Каждого способного кадра мы пытаемся и обучить и воззвать к его совести, что, коль вы пришли на клирос — надо соответствовать.

— Ну, хорошо, вот придет человек на клирос – возьмите меня, я хочу петь!

Хочу? Хорошо, я вас послушаю, а что вы умеете?

— Ну, ноты знаю немного

— Ноты знаю? Хорошо! А это какая нота? Я сразу любому человеку, который приходит, даю наипростейшие ноты. То есть, сначала я интересуюсь, есть ли опыт пения на клиросе, а опыт посещения служб в храме? У кого-то есть, у кого-то вообще его нет – приходят студенты в первый раз, как я когда-то. Я беру элементарные ноты, где текст на русском языке. Объясняю, что мы будем петь не только по нотам, но и по книгам, но для начала мне нужно послушать уровень знаний и музыкальной образованности.

Если человек не может сразу с листа пропеть указанную строчку, я прошу его спеть любую песню. Он пропевает, и я определяю, есть ли слух и голос. Потом спрашиваю, а есть ли желание учиться? Потому что на клиросе просто так стоять у нас и так мало места. Если у человека есть желание, он начинает заниматься – ходить на спевки, слушать. Если есть большое желание – начинает самообразовываться. Он идет в колледж, учит элементарную теорию музыки. Потому что без знания нот на клиросе очень тяжело.

— А помимо музыкальных какие-то требования есть?

— Ну, понятно, что человек должен быть крещен и, конечно, желательно, чтобы еще и воцерковлен. Но это идеал, если к тебе приходит воцерковленный певчий, с высшим хоровым дирижерским образованием, желанием петь, работать каждый день, но. такое бывает очень редко.

— А бывает ли так, что приходит, может, и талантливый человек, но по какой-то причине не получается  у него влиться в коллектив?  Может такое быть?

— Может. Чаще всего это происходит не из-за уровня его музыкальности, дело в характере.

В основном, как показывает практика, если у тебя у самого неуживчивый нрав, или ты, например, считаешь, что ты поешь лучше Васи, а Вася тебе мешает петь Такой человек никогда не вольется в хор, потому что он не понимает, что хор – это не я пришел петь. Это коллектив.

Если кто-то один поет не так, как другие, хочет себя показать – обычно это заканчивается плачевно. Человек не понимает, что здесь, в принципе, не за счет этого реализуются. И он слышит только себя.

— А сколько певчих сейчас в твоем хоре?

— Сейчас, по-моему, стабильно ходит человек десять. У нас, в принципе, если разобраться, даже не хор, а вокальный ансамбль. Потому что минимальный хор – это 24-32 человека. Ну, как минимум, 24. У нас вокальный ансамбль, плюс, есть ограничения в будние дни – 3-4 человека. Невозможно создать даже вокальный ансамбль.  То есть, это трио и квартеты.

На основе этого мы пытаемся петь хоровую музыку, которая написана для хора, адаптировать ее как-то. Очень помогает акустика храмовая, которая у нас, слава Богу, еще дореволюционная – и это спасает.  У нас правильно сделанный купол. Раньше храмы строили, это учитывалось. Это было прямо прописано. В других храмах, если петь без микрофона – звук жуткий.

— Ты можешь оценить профессиональный уровень певчих твоего клироса?

Разный, очень разный. Люди разношерстные, с разным уровнем таланта. Некоторые люди действительно талантливые, но ленивые. Ему говоришь, ты можешь лучше, даже подсказываешь, как можно лучше – не хотят. А есть люди, которым где-то сказали, что они петь никогда не будут.

У них проблемы со слухом, голосом и вообще лучше пирожки готовить. Но они все равно пришли. И начали по чуть-чуть заниматься. Сейчас они уже держат партию. У них есть и сила воли, и желание, поэтому есть и результат. А есть у нас люди очень способные, которые пишут музыку.

Все люди талантливые, просто надо им об этом намекнуть, дать путь, и было бы желание.

Продолжение

Источник: http://svt-innokentiy.info/kliros-eto-organizm-kotoryj-za-kazhdogo-iz-molyashhihsya-v-hrame-proiznosit-slova-molitvy/

Клирос

Клиросом называется церковный хор, также этим словом называют место, где стоит хор в церкви. Те люди, которые часто посещают православный храм, знают, что основу службы составляет церковное пение. Без него вряд ли можно представить себе любую церковную службу.

От пения в церкви зависит многое, плохое пение расстраивает молитву, заставляет отвлекаться. Слишком вычурное «оперное» пение тоже отвлекает от молитвы. Правильно пение в церкви должно смирять человека, настраивать на нужный молитвенный лад.

Именно поэтому священники такое значение уделяют подбору певчих.

3. Кто может петь на клиросе

Немного истории

Пение в церкви появилось в первые века христианства. Сначала в храмах не было разделения на молящихся и поющих, пели во время службы все присутствующие. Это подчеркивало соборность молитвы, единый дух.

Постепенно произошло разделение, несколько верующих составили церковный хор, который стал называться клиросом. Переводится это слово с греческого как «часть земли». Т.е. первоначально этим словом называлось только место, где стояли певчие.

Обычно это было некоторое возвышение возле алтаря. Позже это место стало называться солеей.

Потом словом «клирос» стали называть церковный хор. После разделения на православие и католицизм стала заметна существенная разница в манере церковного пения. В православии возобладало знаменное, крюковое пение. А в католичестве – хоралы, которые исполнялись под аккомпанемент музыкального инструмента, чаще органа.

В России во время царствования Петра Первого знаменныйраспев, при котором хор пел мелодию в унисон, сменился партесным. Произошлоразделение музыкальной темы на партии, отсюда и название.

 Обычно было четырепартии:

Это было новшеством и не сразу принялось в церковной среде. Постепенно знаменное пение сошло на нет.

Постепенно появилось антифонное пение: два хора пели поочереди. Затем появились канонархи – чтецы, которые возглашали строчку, а хорповторял ее. Так пели стихиры. Руководитель клироса стал называться «регентом»или «пасломщиком».

Современное пение

В настоящее время церковный хор стоит либо на солее (возвышение возле амвона), либо наверху, специальном построении, которое находится на втором этаже. Сверху звучание становится лучше, звук объемнее, особенно в каменных высоких храмах, где хорошая акустика.

В современных храмах можно услышать чаще всего партесное пение, обиход. Иногда поют произведения композиторов, хотя некоторые настоятели считают, что подобные песнопения должны звучать только в концертном зале, но не в церкви.

Знаменное пение, как ни странно, все чаще можно услышать всовременных храмах. Священники считают, что подобное пение – строже,молитвеннее. Хотя оно и сложнее и требует абсолютного слуха и хороших певческихнавыков.

Антифоны тоже можно встретить в наших храмах. Два клироса поочереди поют стихиры или заповеди блаженства, или псалмы. Канонаршество тожераспространенно, таким образом сейчас исполняют прокимны.

Кто может петь на клиросе

На клирос пускают певчих только после благословения настоятеля. Самостоятельно туда заходить запрещено. Также нежелательно подпевать церковному хору.

Конечно, на клирос идут только люди с музыкальным слухом ихорошим голосом. Музыкальное образование тоже приветствуется.

В настоящее время можно встретить такое явление: «бабушкин хор», состоящий из малообразованных бабулек абсолютно без слуха и голоса, и «профессиональный хор», состоящий из настоящих певцов.

Бабушкин хор слушать обычно трудно, под такое пение молиться весьма проблематично, но аннулировать такой хор бывает не легче. Приходской священник порой ничего не может поделать с такими горе-певчими, дело иногда доходит до жалоб архиерею на «злого» священника.

Поэтому во избежание скандала вводится еще один, профессиональный хор, который поет по праздникам.

Руководит профессиональным хором регент, а народным хором –псаломщик.

Существует мнение, что певчие имеют пропускной билет в Царствие Небесное. На самом деле это не так. На клиросе можно легко погибнуть, особенно имея тщеславие, гнев, гордость. Поэтому надо быть очень осторожным, попав на клирос. Певчие обязаны молиться, а не просто исполнять песнопения. Иначе прихожанам будет весьма проблематично настроиться на молитву.

На клиросе нельзя празднословить, это мешает священнику,который все слышит, и прихожанам. Также нельзя ни в коем случае смеяться, хихикать,отвлекаться, решать какие-то проблемы. Даже выяснение последующего песнопения игромкая настройка регента мешает сосредоточиться на молитве.

Поэтому надо много раз подумать тем, кто желает попасть на клирос. Сможет ли его пение помочь настроиться присутствующим на молитвенный лад и поможет ли это спасению многих.

А.И. Осипов о пении на клиросе

Мы работаем на добровольных началах, поэтому будем рады, если вы поддержите проект лайком и репостом в социальных сетях. Храни Господь!

Источник: https://pravlife.ru/kliros/

Петь на клиросе

Очень многие православные активисты, уже долгое время ходящие в церковь, мечтают стать певчими и петь на клиросе.

Это послушание во все времена считалось одним из самых почетных в православной церкви, ведь певчий участвует в создании таинства церковного богослужения, своим голосом возносит хвалу Самому Богу.

Между тем, в каждом храме уже есть, как правило, свой сложившийся коллектив православного хора, укомплектованный всеми необходимыми голосами, да еще и «запасные игроки» на случай различных форс-мажорных обстоятельств есть, поэтому попасть туда бывает очень непросто.

Но отчаиваться все равно не стоит: в православных хорах, как и в любом коллективе, присутствует понятие текучки, поэтому в любом случае, даже если надежды немного, стоит подойти к регенту и оповестить его о своем желании – возможно, уже через несколько месяцев он пригласит Вас на освободившееся по какой-то причине место. Абсолютно положительной чертой православного пения является то, что на многие клиросы берут людей, имеющих весьма слабое представление о церковном пении – по словам регентов, их намного проще обучить петь в церковном хоре, чем тех, кто уже имеет светское вокально-музыкальное образование.

Требования к православному активисту, желающему петь на клиросе

Следует сразу отметить, что православные хоры бывают разных уровней, возглавляются людьми с разными характерами и видением, соответственно, и требования к претенденту на место в хоре могут выдвигаться совершенно различные. На один клирос могут взять «с нуля», а на другом потребуют опыт и будут придирчиво прослушивать.

Безусловно, на первое место выходит наличие слуха и умение хоть как-то попадать в ноты. Однако, не нужно думать, что у выпускников Гнесинки шансов больше: то, что человек прекрасно владеет эстрадным или джазовым вокалом, вовсе не означает, что ему покорится и духовное пение, не считая уже того, что пение в хоре значительно отличается от пения соло.

Но, в любом случае, даже если Вы прошли прослушивание, знайте, что самое сложное только начинается. Вам придется в максимально короткое время выучить наизусть огромное количество текстов православных песен и песнопений, изучить церковный богослужебный устав, ознакомиться с разными стилями церковного пения.

Но самое сложное в православном хоре – это научиться своим голосом создавать молитвенное настроение у прихожан храма.

Тексты православных песен и песнопений — как научиться церковному пению?

Певчие, уже имеющие определенный опыт пения в православном хоре, советуют хороший и проверенный способ самоподготовки для тех, кто твердо решил испробовать на себе клиросное послушание: скачать музыку и тексты православных песен, богослужений и распеваться дома самостоятельно, ну и, конечно, изучать теорию: историю церковного пения, гласы, стили (человек, отличающий партесное пение от знаменного распева, уже имеет преимущества перед остальными). Кроме того, они говорят о том, что не стоит обольщаться по поводу высокой духовности и «не пыльности» этого послушания: часто в православный хор берут людей, далеких от церкви, просто за редкий тембр или другие вокальные достоинства. Но даже если на клиросе все сугубо верующие, это не означает, что здесь, как и в любом коллективе, нет склок, зависти, недовольства друг другом. Кроме того, сама по себе эта работа тяжела физически: приходится стоять на ногах и работать связками по несколько часов подряд, а что уже говорить о ночных службах на Пасху и Рождество?

Прибавить к этому частые спевки – и становится понятно, что православный активист, стремящийся на клирос, должен располагать немалым количеством свободного времени. И, прежде чем проситься в тот или иной православный хор, нужно уточнить финансовую сторону вопроса: во многих храмах работа певчих базируется на общественных началах и не оплачивается.

С тегами: молитва религия христианство

Как научиться петь в церковном хоре, не зная нот

При углублении в историю церковных песнопений, обнаруживается интересный факт. Во времена Средневековья считалось, что церковные песнопения должны не доставлять слушателям чувственное удовольствие, а помогать прихожанам произнести молитву Богу. Поэтому церковное пение до XVII века было одноголосным, ритм – дисгармоничным, похожим на ритм разговорной речи, а полутона запрещали!

Немало воды утекло с тех пор. Встречаются и роскошные хоры с профессиональными вокалистами, и народные, в которых участники учатся петь, так сказать, в процессе. Но некоторые настоятели и регенты (руководители церковного хора) придерживаются мнения, что непрофессиональные хоры для церкви подходят лучше — они не отвлекают прихожан и священника от молитвы красотой исполнения песнопений.

Как попасть в церковный хор без знания нот

В разных храмах требования к начинающим хористам различаются. Не обязательно вас примут в первый же хор, к регенту которого вы обратитесь. Возможные причины отказа:

  • регент набирает хористов только с музыкальным образованием или посещающих пение для начинающих;
  • хор укомплектован, и регент не собирается в ближайшее время менять состав;
  • регент считает голос не подходящим для этого хора по тембру (в таком случае в хор легче попасть мужчинам).

Как видно выше, поступление в церковный хор в первую очередь зависит от руководителя церковного хора. Поэтому имеется вероятность, что вам придётся обойти не один храм в поисках регента, готового обучать начинающих хористов. Если такового не найдётся, спросите, где ближайшая школа церковного пения. Возможно, она расположена как раз в вашем городе.

Как учат петь в церковном хоре

Репетиции церковного хора (спевки) – не индивидуальные занятия по вокалу. У регента не времени обучать певчих нотной грамоте и пению с листа. Задача регента – создать условия для обучения у других, более опытных участников хора.

Наверняка вас сразу поставят рядом с человеком, который уверенно держит мелодию и которого сложно сбить. Поначалу петь в ансамбле вам придётся тихо, а то и про себя, постепенно разучивая песнопения на слух. Позже вы научитесь «вплетать» свой голос в пение соседа. По этому поводу даже есть шутливое правило: пой так, чтобы слышать соседа, но не слышать самого себя. Сосед должен делать так же. Тогда хор зазвучит, как единый организм.

Таким образом, для пения в церковном хоре весомее искренняя вера в Бога и трудолюбие, чем знание нот и поставленный голос.

Вселенная Православия. Кто поет в храме?

Источник: https://thram-m.ru/stati/pet-na-klirose/

На клиросе пою как могу поблагодарите меня за это, а не ругайте

Здравствуйте мои трудолюбивые, любознательные и талантливые друзья.

И снова я о нём о клиросе. Давайте отвлечёмся сегодня от правильности пения на клиросе и поговорим о пении на этом самом клиросе в общем

Вот, например, пою я на клиросе. Пою давно, практически без вознаграждения Поблагодарите меня за это, а вы ругатьсяДа за что? За то, что я на клиросе без образования и навыковтружусь в ущерб семье и своим близким, не получая за это даже булки хлеба с панихидного стола?!

Ух, чтоб тебя лучше убирайся из певчих, лучше совсем не пой!!!

Не обращайте внимания, мои родные, на такое бурное начало моего сегодняшнего поста. Тема и впрямь злободневная и очень не простая. И чтобы разобраться в ней, мне нужна ваша помощь, мои постоянные читатели и подписчики.

Хочу сегодня ответить на один , который мне написала здесь на блоге ещё одна моя подписчица и читательница.
Я прочитала и сердце у меня сжалось от того, что я представила. Вот что она пишет:

Может быть мне вообще в храме не петь?

У нас в храме зарплату получает только священник и помощник по хозяйству. Все трудятся, работают, поют бесплатно. И требы бесплатные. И некоторые даже говорят «а вот у нас»

Не буду лукавить, я тоже так считала до недавнего времени, но судя по сложившейся ситуации у нас на клиросе не все так уж и хорошо. Клирос «рассыпается»,  ушла еще одна певчая. (батюшка поругал за бездушную службу). 

А так уж они виноваты? Служат больше 10 лет, нот не знают, последовательности тоже, подпевали и читали куда покажут. Регент заболел, нынешний регент службу знает, а нот нет.

Вот и поют, что на слух запомнили, в ноты смотря. Но есть камертон , правда нота задана, а поется не знамо что.

Нас осталось трое стойких, и несколько по праздникам, и несколько по обстоятельствам . Кто виноват: священник, что плохо молился; регент, что не научил даже молебен спеть; певчии, что без вознаграждения пели как могли?(Зачем на репетиции собираться поём же, еще и обижаемся-поругали?)

Конечно деньги могли бы стимулировать, но у нас как то стыдно брать. Можно было бы подучится, спеться, да у всех семьи — домой надо бежать! Можно было бы батюшке быть помягче, с бОльшей любовью относиться к добровольцам.

И нам побольше ревности, мира и любви к друг другу. Что делать, подскажите?

Так мне уйти или остаться?

Вот такой получился «крик души». Что ж, выскажу своё мнение на это счёт. Как то мне позвонила одна супруга настоятеля храма у нас в городе и попросила меня найти ей певчих.

Дело в том, что в этом храме никто долго не задерживается. То ли вознаграждение за труд(которого в этом храме не предусмотрено совсем или ну очень оно это самое вознаграждение скромное) людей не устраивает, то ли отношение к певчим(следует учесть, что настоятель больше уважает мужчин,чем женщин), которые в большинстве-женщины.

Вот звонИт она мне и просит найти ей певчих или поделиться своими. Здрасте!!! Этого вообще не приемлю. Сама никого и никогда не переманивала к себе в хор и против того, чтобы моих куда-либо забирали. «Мои» — это мои любимые хористы, которых никому и никогда и ни за что не отдам и вся информация о моих любимчиках вот здесь.

Я и не знаю, нашла она там кого или нет, но мне не звонила и не просила больше ни о чём. И это правильно. Так как я считаю, что любой труд достоин вознаграждения. А если это труд певчих на клиросе, то почему то настоятели некоторых приходов об этом забывают. Сам настоятель себе не забывает зарплату выплачивать( «в храме зарплату получает только священник и помощник по хозяйству») и в пенсионный фонд отчисления проводить, а вот своим сотрудникам — певчим

И если даже находятся люди, которые поют за бесплатно, то отношение к ним такое, как описала в своём комментарии моя любимая читательница. Их ещё и ругают так, что певчие с клироса бегут и клирос «рассыпается».

Да ты спасибо скажи людям, которые бросают всё и бегут на клирос сослужить с тобой Литургию и требы! Потому как своим не благодарным к людям отношением добьёшься того, что будешь сам всё читать, петь и возглашать! Как вышеупомянутый настоятель, супруга которого звонила ко мне с нелепой просьбой дать ей певчих.

Мне очень повезло со священником. Наш настоятель протоиерей Виктор всё делает для того, чтобы певчие пели. Чтобы регенту было комфортно, чтобы певчих было больше. Чтобы служба прошла хорошо. И в плане вознаграждения за певческий труд, отец Виктор никогда не скупится.

Был такой случай. Подходит наш настоятель как то ко мне и говорит: «Надо бы певчим зарплату поднять, как ты думаешь, Алёна? Сходил вчера в магазин, так всё дорого..и проезд на транспортеа ведь певчие из города едут»

Рядом со мною стояла одна из поющих, которая тогда прямо и «выпалила» отцу-настоятелю: «Так Вы вот только что нам повысили, отец Виктор, месяца два тому назад?!» На что он ей ответил:  «Цены то выросли! Ну ладно, тогда потомближе к Пасхе посмотрим»

То есть не я, как регент, бегаю за настоятелем и прошу его: «Батюшка, повысьте певчим выход, уже два года не повышали, а цены то выросли»(как это было у меня на других приходах). А сам настоятель подходит ко мне и советуется со мною о том, чтобы поднять певчим вознаграждение за выход.

А ещё отношение. Отношение у о.Виктора к нам ко всем такое , что можно только радоваться. И, пожалуй, у такого настоятеля и не грех во славу Божию за бесплатно попеть. Это что то не реально доброе. Отношение огромной, искренней, христианской любви ко всем ближним. Кто в Бога не верит, рядом с таким настоятелем из бусурманской религии в веру православную придёт

И как итог вышесказанному, пройдусь по пунктам:

  • отношение к певчим как к людям очень доброжелательное;
  • достойное вознаграждение труда как певчих, так и регента;
  • благодарение вслух после богослужения за «сладкое пение». Он так и говорит: «Поблагодарим хор за сладкое пение.

    »

  • создание комфортных условий для спевок(без ограничения, сколько нужно мне, столько и провожу). Спевки так же оплачиваются.
  • все лучшие и лакомые кусочки в трапезной и с панихидного стола тоже для певчих.

Не знаю, что я такое в жизни хорошее совершила, что мне послан такой приход и такой настоятель.

Так почему же на других приходах не ценят певчих?

Это всё зависит от человека, который поставлен настоятелем храма. От него и только от него молитва или ропот, благодать или запустение духовное Я не осуждаю, Боже упаси. Но, господа священнослужители и настоятели православных храмов! Хочу обратиться к вам с просьбой о том, чтобы вы помнили о нас, ваших самых наипервейших помощниках — певчих, регентах, псаломщиках.

Ведь без пономаря или без сослужащего диакона на богослужении можно обойтись, но вот без регента или псаломщика — уставщика вряд ли

«Клирос «рассыпается»,  ушла еще одна певчая. (батюшка поругал за бездушную службу).» А кто в этом виноват то? В бездушности? Не ты ли, отче, который являешься настоятелем вверенного тебе прихода? Ведь если молится священник — молится клирос, молится клирос — молится и весь храм

А вот это мне совсем не понятно. «Конечно деньги могли бы стимулировать, но у нас как то стыдно брать.» Объясните мне, люди добрые, почему должно быть стыдно брать за труд, работая на производстве, в магазине, преподавая в школе или обилечивая пассажиров в автобусе? Где именно в Священном писании и на какой странице написано, чтобы не получать за свой труд вознаграждения?

А может мне и впрямь нельзя петь в храме за деньги?

Возможно, я что то в этой жизни не понимаю, но рассмотрю данную ситуацию на собственном примере.

Я училась в музыкальной школе восемь лет, за обучение в которой исправно платили мои родители, за что именно им огромная благодарность.

Затем я обучалась в музыкальном училище три года и там мне приходилось трудиться для того, чтобы набраться знаний как дирижёр — хормейстер. И пусть обучение было бесплатным, я затрачивала всю свою энергию для того, чтобы стать хорошим преподавателем музыкально — хоровых дисциплин.

Чуть позже было духовное училище, и хотя в нём я и обучалась совершенно бесплатно, я компенсировала эти вложенные в меня знания тем, что создала свой клиросный блог на предмет бесплатного обучения церковному пению всех желающих и считаю, что таким вот образом отблагодарила тех, кто вложил в меня свои знания и умения как регента.

И конечно же, академия искусств, которую я заканчивала уже как университет искусств и на которую были затрачены не только моральные мои усилия, но и материальные средства моей не шибко богатой семьи.

То есть, отрывая деньги у своего ребёнка и получая знания на высшем уровне в вышеупомянутой академии, развивая себя как музыканта в школе и училище, я должна была прийти в храм и петь в нём бесплатно, не получая денег за свой труд???

Почему то священник храма, про которого написано, себе и помощнику по хозяйству платит зарплату. А почему бы ему и его помощнику тоже бы в храме бесплатно не послужить? А на работу как все простые смертные ходить за зарплату?  И как то даже совсем не стыдно за службы и требы себе любимому зарплату платить, а вот певчим

Ведь очень интересно получается. Почему то все, кто заканчивает ВУЗы, приходят на производство, устраиваются на работу и получают свой законный оклад. Так чем, к примеру, отличается работа в школе или в офисе от того, что делает псаломщик или регент(певчий) в храме?

Почему регент или псаломщик должен служить в храме бесплатно? Ведь меня даже до церкви бесплатно никто не повезёт. И свечи я покупаю, и за записочки и требы я оплачиваю своими заработанными российскими рублями. А петь и регентовать я должна бесплатно?

Те из вас, кто НЕ считает, что пение в храме — это труд, попрошу закрыть срочно эту страницу и никогда, слышите никогда, не возвращаться на сей блог.

В случае, который описала здесь моя читательница, явно показано пренебрежительное  отношение к певчим и к клиросу. Что тут посоветовать? Если бы ваш настоятель хотел ангелогласия у себя в храме, то он как то бы стимулировал это процесс. Если нет возможности нанять регента или псаломщика — профессионала, то научил бы уставу богослужебному кого-нибудь из тех певчих, что у вас там поют.

И поставил бы её управлять клиросом. Если есть в храме, хоть кто-нибудь, понимающий в музыкальной грамоте и уставе, то на клиросе со временем появится красивое и слаженное пение. Конечно же, этому человеку, что во главе певчих, придётся оплачивать служение и пение в храме.

Потому что это ТРУД. И очень огромный эмоционально-затратный труд. А материальный стимул позволит новоявленному псаломщику уделять время только и всецело клиросу и богослужению.

Я имею именно такое мнение на этот счёт. И со своей стороны хочу посоветовать следующее. Соберитесь с теми, кто остался и кто хочет петь и переживает за сложившуюся ситуацию как вы и поговорите с настоятелем. Объясните ему все свои страхи, тревоги и сомнения. Ведь вы же не хотите остаться и петь на клиросе в одиночестве? А чтобы сохранить тех, кто ещё остался и до сих пор поёт, нужно решить этот вопрос. И решить как можно скорее.

А что думаете вы по этому поводу, мои дорогие читатели?

Источник: http://anfir70.ru/cherkovnii-xor/na-klirose-poyu-kak-mogu-poblagodarite-menya-za-eto-a-ne-rugayte/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Молитослов
Что такое обедня в церкви

Закрыть