Как говорить с детьми о смерти

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

как говорить с детьми о смерти

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

Как говорить с детьми о смерти | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

как говорить с детьми о смерти

Как говорить с детьми о смерти

Время от времени в жизни каждой семьи происходят потери,  смерти и расставания. И взрослым трудно говорить об этом, а если есть необходимость сообщить о смерти близкого ребенку, то такая задача кажется и вовсе неразрешимой. Как правило, взрослые до последнего оттягивают момент беседы с ребенком, пытаются объяснять малышам метафорически, уходя от прямых сообщений, считая, что это травмирует их намного сильнее.

Как же подобрать правильные слова, как вести себя с ребенком в такой непростой для всех ситуации? Как сделать так, чтобы он пережил смерть близкого человека с наименьшими эмоциональными потерями для себя?

Постараемся дать ответ на самые распространенные вопросы, с которыми сталкивается семья, потерявшая близкого.

Как говорить детям о смерти?

Постарайтесь выбрать тихое место, где никто не будет вам мешать, сядьте близко к ребенку и расскажите просто и честно как есть. Не бойтесь слов, обозначающих смерть: «умер», «мертвый» и т.д. Не избегайте тактильного контакта, обнимите ребенка, если тот не сопротивляется, возьмите за руку. Расскажите просто и понятно как умер близкий (например, «папа попал в аварию, он очень сильно пострадал от этого, и он умер»)

  Не употребляйте эвфемизмы, обозначающие смерть («потеряли», «ушел от нас», «ушел в иной мир», «уснул», «оставил»). Эти выражения оставляют много неясного для ребенка и могут питать его страхи, например, что его оставят, может начать бояться ложиться спать. Дети могут многого не понимать и спрашивать, что это значит: «мертвый»? Объясняйте и это простыми, честными словами: «больше не живет, не может дышать, кушать, спать, разговаривать, слышать и чувствовать, быть с нами».

Если ребенок задает вопросы, на которые вы не можете ответить («почему умер»), признайтесь ему в этом. Можно попробовать объяснить, что смерть – то, что происходит со всеми живыми существами, часть их жизни, мы не можем этим управлять, это происходит и все.

Иногда дети возлагают вину за смерть близкого на себя, тогда необходимо очень прямо сказать: «Ты не виноват, ничто из того, что ты сказал или сделал, подумал, не стало причиной смерти».

Нужно ли брать детей на похороны?

Каждая семья подобный вопрос решает для себя самостоятельно. В нашей культуре скорее не принято это делать, но при принятии решения следует помнить, что похороны, поминки – это ритуал прощания с умершим, который облегчает в последующем переживание горя утраты, в котором семья принимает участие вся, объединенная общими чувствами, можем ли мы в новой и пугающей ребенка ситуации лишить его подобной поддержки семьи, отставив его в сторону?

Как правило, если ребенок старше шести лет, его можно брать на похороны, если вы ему предлагаете и он хочет. Когда ребенок участвует в похоронах вместе со своими близкими, он, как и остальные члены семьи, получает возможность выразить свои чувства, горе, получить поддержку семьи, проститься с умершим. Он находится со своей семьей, теми, кто живет, несмотря на потерю, и чувство принадлежности дает ему чувство базовой безопасности.

Но необходимо заранее подготовить ребенка к тому, как прощание происходит на похоронах. Расскажите, что, скорее всего, кто-то будет плакать. Разрешите детям задавать вопросы и если вы сами не в силах отвечать на них, попросите сделать это кого-то из знакомых ему близких.

 Вместе с тем, не стоит ребенка заставлять идти на похороны, и позаботьтесь, чтобы у него не возникало чувство вины в связи с этим.

Детям не вредит, если они наблюдают горевание, печаль и слезы других людей, наоборот, это обучает их способам выражения горя. Часто, взрослые боятся неадекватного поведения детей на похоронах, но мы же помним, что дети всему учатся у нас, если мы ведем себя понятно для окружающих, нет оснований ожидать от детей обратного.

Дети могут задавать множество вопросов про смерть, про похороны, повторяя их неоднократно и в одном разговоре и на протяжении некоторого времени. Важно отвечать им как можно более честно, просто и открыто, не прерывая их интерес.

 Когда детям можно разрешать начинать играть снова?

Как только появится такая потребность. Горе у них может проявляться волнами. Они не горюют непрерывно, нуждаясь в передышке; она дает им возможность по-своему выражать чувства. Движение, игра помогают им избавиться от тревоги и пережить стресс.

0-2 года – утрата понимается как временная разлука

2-6 лет – ребенок обладает так называемым магическим мышлением: верит в возможность предотвратить или «наколдолвать»/ вызвать любое событие.

6-12 лет – конкретное мышление: «потеряли», «уснул», «ушел» воспринимается буквально.

12 лет и старше – реалистическое мышление, позволяет понимать окончательность смерти.

Как родители могут помочь ребенку?

Самое главное, что вы можете сделать для ребенка – это быть с ним рядом, быть с ним честным и любить его.

Ребенок, переживший утрату, очень нуждается в родительском терпении, защите, безопасности, доверии, ему, как и вам, тоже нужна поддержка. Необходимо заботиться о ребенке, утешать его, уделять больше внимания и времени.

Чтобы не стимулировать или не поддерживать страхи необходимо сообщать, куда вы идете и когда вернетесь назад. Если вы оставляете его надолго, звоните, чтобы сообщить, что у вас все хорошо.

Позволяйте выражать свои чувства, горе, позволяйте плакать и говорить об умершем. Помогите ребенку часто возвращаться к воспоминаниям о нем, особенно в первое время. Не торопите его словами о том, что пора уже забыть, он забудет, когда сможет.

Разъясняйте ребенку реакции и чувства, которые он испытывает, называйте их: например, «тебе грустно», «ты печалишься» и т.п. Помогите ребенку поделиться своими страхами и переживаниями. Разделяйте его стремление к безопасности.

Если ребенок испытывает чувство стыда или вины, скажите что никто не может научить его, как вести себя в такой ситуации, это произошло независимо от него и он не виноват ни в чем.

 Будьте терпеливы к переменам в поведении: если появляются трудности, связанные с концентрацией внимания, с выполнением обязанностей в школе и других сферах, если наблюдается регрессия в поведении (начал сосать палец, например). Снизьте несколько уровень требований к нему, требуйте некоторое время от него простых и понятных вещей, с которыми, вам точно известно, он справится.

В каких случаях следует обращаться к специалистам?

 — ребенок долго плачет и не может успокоиться

—  появились частые и продолжительные приступы гнева

— происходят очень резкие перемены в поведении

— заметно снижается школьная успеваемость

— надолго замыкается в себе, теряет интерес к вещам, которые раньше доставляли ему удовольствие, к друзьям, становится безразличным, молчаливым

— нарушается аппетит и сон, мучают кошмары

— появились жалобы на различные недомогания, худеет

— мрачно смотрит в будущее.

Источник: https://mokc.by/index.php/content/kak-govorit-s-detmi-o-smerti

Как говорить о смерти

как говорить с детьми о смерти

Мы много пишем об онкологических заболеваниях, о смерти и умирании, но сами каждый раз пытаемся найти способ говорить об этом. Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян объясняет, как не бояться ни смерти, ни разговоров о ней.

 — Нужно ли сообщать человеку диагноз, говорить, что жить ему осталось, например, меньше года?

Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян из личного архива

— Да, обязательно. Не говорить — это за гранью добра и зла, это нарушение прав человека. Базовое право человека — знать о том, что в обозримом будущем он перестанет здесь быть. Мы обязаны дать ему шанс закончить важные дела, закрыть какие-то вопросы, написать завещание, очистить свою совесть, может быть.

Я долгие годы волонтерила в хосписе и после этого не то что перестала бояться смерти от онкологического заболевания, я ее горячо приветствую (конечно, при наличии нормальной паллиативной помощи). Внезапная смерть гораздо хуже. А так ты знаешь, что у тебя впереди три месяца, и твоя жизнь мгновенно приобретает смысл.

Для меня «говорить — не говорить» — это разница между тактикой и стратегией. Не говоря маме, что она умирает, я выигрываю в тактическом плане: мне не нужно отвечать на миллион сложных вопросов. Стратегически я проигрываю, потому что, когда она уйдет, останется миллион нерешенных вопросов и непроговоренных тем.

Это как с каминг-аутом — люди не говорят, потому что боятся реакции близких.

«Если я маме скажу, что у нее онкология, она умрет». Суровая правда в том, что она и так умрет

В хосписе тяжело наблюдать за страшным напряжением, которое можно ножом резать. Это попытка родственников обойти того слона, что стоит посреди комнаты. Они говорят обо всем, о чем угодно, кроме самого главного.

Мы делаем вид, что смерти нет. И когда я пытаюсь заговорить на эту тему, мне отвечают: «Не говори о плохом». Отношение к смерти, как к чему-то стыдному, похоже на отношение к ЛГБТ в нашем обществе. Но если вы можете прожить всю жизнь и не столкнуться, например, с гомосексуалами, то не умереть нельзя.

 — Как сообщить родственнику смертельный диагноз?

— Тут должны вступать психологи, которые работают и с умирающим, и с его родственниками. Чтобы все было экологично, нетоксично, с любовью, с достоинством. Потому что это действительно очень страшно. Работа психолога с близкими даже важнее. Когда заболевает кто-то в семье, это удар по всей системе, никто не знает, как с этим справляться. Родственники понимают, что надо фокусироваться на больном, поддерживать его, помогать, быть рядом, но каждый из них тоже нуждается в помощи.

 — Как говорить с больным о смерти?

— Да так же, как обо всем. Честно, боясь, не зная, не понимая, не имея инструкции, но стараясь помогать ему, себе, друг другу. Мы должны стремиться к сотрудничеству. Нет единого рецепта. Но этот скелет надо вытащить из шкафа. Не надо наращивать токсикоз. Должна быть возможность сказать умирающей маме: «Мне страшно, что тебя не будет, и я не знаю, как жить».

 — Это можно обсуждать?

— Это нужно обсуждать. Есть масса вещей, которые мы не говорим людям, потому что нам кажется, что и так все понятно. Ко мне очень часто приходят люди со душевными ранами, нанесенными родителями. Например, женщина с обидой на маму, которой уже тридцать лет как нет в живых.

А возможно, мама, зная, что ее часы сочтены, повела бы себя совершенно иначе, могла сказать что-то типа: «Я была не права. Мне жаль, что я гнобила тебя в детстве». Перед лицом смерти человек меняется, отбрасывает мелкие вещи, становится более благородным. Это освобождает близких от огромного количества боли, страданий, переживаний.

Да, разговаривать страшно, но результат того стоит.

 — Можно ли плакать?

— Есть слезы — плачь. Это очень экологично, нельзя оставлять слезы внутри себя. Надо и плакать, и горевать, и покойных надо оплакивать. Не потому, что они умерли, а потому что ты остался без них.

 — Обсуждать ли будущие похороны с умирающим?

— Конечно. Когда воинствующих атеистов хоронят с отпеванием и прочими атрибутами, это неуважение к умершему. Это не вопрос удобства для оставшихся. Даже если близкие воцерковленные, они должны уважать волю умершего, это его смерть, а не их. Я люблю повторять, что если меня будут хоронить с попами, то я встану из гроба и всех перестреляю.

 — Как разговаривать с детьми о смерти близких?

— С детьми надо разговаривать о смерти раньше, чем кто-то умер. Это явление жизни, и дети должны о нем знать. Ведь роль родителей — просвещать, подготовить к жизни.

Если ребенок разбивает коленку, мама льет перекись на ранку, а не пытается делать вид, что он никуда не падал и коленка совершенно целая. Если вы в семье говорите о смерти, то для них не будет шока. Не надо пытаться оберегать детей от всего.

Это очень порочная практика, когда бабушка умерла, и мама не плачет, чтобы не расстраивать ребенка, а он не плачет, потому что это не принято, а в результате вся боль остается внутри.

 — Есть какие-то правила в разговоре о смерти?

— Нет. Невозможно написать инструкцию для родственников умирающих. Надо любить друг друга при жизни. Доверие, уважение, сотрудничество и транспарентность — вот способ строить здоровые отношения.

Просветительский проект InLiberty приглашает поговорить о смерти: образовательный курс «Смерть: в науке, культуре, политике и нашей жизни» открывается 14 мая.

Шесть занятий (по понедельникам с 19:00) слушатели вместе с кураторами (социологами, антропологами, врачами) будут обсуждать самые разные сюжеты, связанные со смертью: от мертвого тела Ленина до цифрового бессмертия и новых медицинских технологий, от традиционных похорон до эвтаназии и добровольного ухода из жизни. Подробная информация о курсе и билеты здесь.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/05/07/kak-ne-boyatsya-govorit-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? Обсуждаем сказку «Тонкий меч» с психологом и терапевтом

Светлана Филяева, психолог и сказкотерапевт

Недавно в МИФе вышла необычная детская книга, которая затрагивает тему смерти. Тему, о которой зачастую боятся говорить даже взрослые, тем более с детьми. Но стоит ли нам ограждать их (и себя) от этого? К чему приводит избегание? Какие еще глубокие смыслы спрятаны в сказке? Своими мыслями о книге «Тонкий меч» поделилась с нами психолог, арт— и сказкотерапевт Светлана Филяева.

«Тонкий меч» — удивительная и терапевтичная сказка, в которой много важных тем. Это очень трепетное и мудрое экзистенциальное прикосновение к табуированной в современном обществе теме смерти.

Как говорить с ребёнком о смерти?

Это один из самых сложных вопросов для современного родителя. Мы в значительной степени утратили ритуалы прошлого, ритуалы отпускания, а новых ритуалов, которые пришли бы на место прежних и помогали бы мягко и терапевтично проживать этап потери, не появилось.

Избегание. Мы избегаем говорить с детьми о «плохом», о болезни и смерти. И я все чаще сталкиваюсь с таким феноменом в поведении современных родителей.

Это избегание не делает детей сильнее и спокойнее, как надеются взрослые, а напротив — делает слабыми, уязвимыми перед печальными событиями в жизни, увеличивает тревожность ребёнка.

Вербализация. Гораздо более здоровый процесс для психики ребёнка — когда взрослый разделяет непростые переживания с ребёнком, говорит о них, подойдут самые простые слова.

Я всегда советую вербализовать в общении с ребенком все эмоции, особенно самые сложные для него. Не нужно бояться говорить о смерти. Смерть — это часть жизненного цикла, и событие это всегда связано с естественными чувствами печали, гнева, страха.

Если взрослый молчит о смерти, то и ребёнок запирает свои чувства на замок. Это может привести к появлению страхов, фобий — страха смерти, страха заболеть, навязчивого страха потерять родственников.

Как психолог я часто на консультациях слышу рассказы взрослых клиентов о том, как они остались в детстве наедине со своим страхом смерти или оказались без тёплой эмоциональной поддержки, когда в семье произошла утрата. Став взрослыми людьми, они отмечали сложности с выражением чувств, плохой контакт со своим внутренним эмоциональным миром, трудности в общении, когда нужно попросить о помощи или поддержать другого, трудности с построением близких отношений.

Когда мы говорим с детьми о сложных чувствах, грустных событиях, то происходит терапевтический целительный эффект, сила переживаний уменьшается, а разделенность печали, тепло и поддержка другого человека, значимого взрослого, всегда даёт дополнительные силы.

Сказка и метафора. Иногда с ребёнком поговорить о смерти можно напрямую, а иногда обратиться к метафорической истории.

Конечно, первым источником таких метафор для детей всегда были сказки. И в традициях сказок всех культур мы встречаем обращение к теме двух миров — мира живых и миры мертвых. Сказка была первым способом терапии, вербализации сложных пугающих тем и чувств, тренингом и уроком.

Даже если вспомнить традицию русских народных сказок, то мы найдём много символики круга жизни — «живая» и «мертвая» вода, Кащей Бессмертный и его жизнь, которая хранится в яйце, Баба Яга — древнее языческое божество, не принадлежащее миру живых.

Миф о потустороннем мире

Книга «Тонкий меч» наполнена аллегориями и метафорами, которые узнает читатель даже весьма поверхностно знакомый с классический античной мифологией. Вслед за героем мы отправляемся в Царство Господина Смерть, пересекая невидимую границу миров.

Те, кто умер и попал сюда, становятся другими — принимают обычаи Королевства, ведут хозяйство, заводят семьи, соблюдают уклад. Здесь живут Хильдины, Спартаны и Гарпирии. Есть река и ее хранитель. Есть сады, замки, селения, пещеры, поля, леса. Время здесь бесконечно.

Не только мирные трапезы (а еда в книге тоже очень символична), но и войны случаются здесь. И война, на которой невозможно умереть — становится еще одной метафорой этого удивительного мира.

Мир живых и Царство мертвых в сказке не противопоставлены, но существуют в параллели — каждый в своей наполненной смыслом уникальности. Тема хрупкого баланса между мирами проходит сквозной нитью через весь сюжет — сначала это только знаки, намеки, символы, но ближе к финалу герои начинают говорить напрямую об этом. Баланс нарушен: это вызывает и страх, и гнев, и желание защищаться у жителей Царства Мертвых.

Мальчик устремляется за лодкой Господина Смерть, чтобы спасти свою маму. Он пересекает границу, нарушает все возможные правила и представления об устройстве миров. На него объявлена охота, он чужак, он может уничтожить баланс между миром живых и миром мертвых.

Сказка как терапия

К несомненным литературным достоинствам книги, добавлю ценность и терапевтичность истории. «Тонкий меч» снимает табу с темы смерти, убирает напряжение, не прячет от читателя-ребёнка истину, оставляет место любви, жизни, надежде.

«Тонкий меч» я могу назвать очень удачной современной сказкой, которая написана в лучших традициях жанра и говорит о вечных ценностях, о печали неизбежных потерь, на смену которым приходит новая жизнь, о нашем внутреннем устройстве души. Как и любая хорошая сказка, история нашего героя не всегда про ответы, она часто оставляет после себя много вопросов, стимулирует маленького читателя думать и наблюдать.

Во время чтения у ребёнка могут возникнуть разные вопросы, согласие или протест — и это лучшее, что может произойти. Советую родителям не бояться вопросов ребёнка, а приветствовать их. И вполне допускаю, что не на все вопросы вы сможете найти ответы сразу, может быть это произойдет позже, позвольте этому процессу поиска быть и развиваться в жизни ребёнка.

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы.

Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Это путешествие тоже метафора — это путешествие к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Вопросы и задания, которые я рекомендую родителям для обсуждения книги с ребёнком:

— Какие мы знаем древние легенды, мифы, сказки о жизни и смерти?

— Мы встречаем много природных символов в мифах разных стран, например, Древней Греции и Древнего Египта — река, солнце, подземный мир, небо. Как ты думаешь, почему? Какую информацию можно найти об этом в интернете или энциклопедиях?

— Какие ещё ты знаешь книги, где герои отправляются в путешествие?

— Почему некоторые жители Царства Господина Смерть помогают мальчику спасти его маму?

— Нарисуй персонажей книги, которые показались тебе наиболее интересными — создай свой вариант иллюстрации или портрета героя.

— Какие чувства вызывает у мальчика встреча с Господином Смерть? Почему он не кажется ему страшным?

— В мультиках мы часто встречаем сюжеты, когда герои-дети попадают в другие миры. Например, в фильме японского режиссёра Хаяо Миядзаки «Унесённые призраками». Какие ты знаешь фильмы с похожим сюжетом? Чему учатся герои, попадая в другой мир? Можем мы сказать, что они остались прежними или что-то в них меняется?

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы. Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Книжное путешествие — тоже метафора. Это путешествие читателя к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Обложка поста: unsplash.

Источник: https://deti.mann-ivanov-ferber.ru/2019/09/19/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-obsuzhdaem-skazku-tonkij-mech-s-psixologom-i-terapevtom/

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

В каком возрасте говорить с детьми о том, что все мы здесь не навсегда? Какие слова подобрать для ребенка, когда кто-то близкий уходит из жизни? И стоит ли брать его для прощания? Рассказывает психолог, семейный консультант-медиатор Мария Фабричева.

Страх смерти является самым древним, пожалуй, потому что это то, перед чем человек бессилен. И у каждого из нас есть нормативные этапы проживания этого страха. Начиная с раннего детства.

3 — 7 лет

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Как говорить с детьми о смерти?

Как говорить с детьми о смерти?

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

как говорить с детьми о смерти

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Как говорить с детьми о смерти | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

как говорить с детьми о смерти

Как говорить с детьми о смерти

Время от времени в жизни каждой семьи происходят потери,  смерти и расставания. И взрослым трудно говорить об этом, а если есть необходимость сообщить о смерти близкого ребенку, то такая задача кажется и вовсе неразрешимой. Как правило, взрослые до последнего оттягивают момент беседы с ребенком, пытаются объяснять малышам метафорически, уходя от прямых сообщений, считая, что это травмирует их намного сильнее.

Как же подобрать правильные слова, как вести себя с ребенком в такой непростой для всех ситуации? Как сделать так, чтобы он пережил смерть близкого человека с наименьшими эмоциональными потерями для себя?

Постараемся дать ответ на самые распространенные вопросы, с которыми сталкивается семья, потерявшая близкого.

Как говорить детям о смерти?

Постарайтесь выбрать тихое место, где никто не будет вам мешать, сядьте близко к ребенку и расскажите просто и честно как есть. Не бойтесь слов, обозначающих смерть: «умер», «мертвый» и т.д. Не избегайте тактильного контакта, обнимите ребенка, если тот не сопротивляется, возьмите за руку. Расскажите просто и понятно как умер близкий (например, «папа попал в аварию, он очень сильно пострадал от этого, и он умер»)

  Не употребляйте эвфемизмы, обозначающие смерть («потеряли», «ушел от нас», «ушел в иной мир», «уснул», «оставил»). Эти выражения оставляют много неясного для ребенка и могут питать его страхи, например, что его оставят, может начать бояться ложиться спать. Дети могут многого не понимать и спрашивать, что это значит: «мертвый»? Объясняйте и это простыми, честными словами: «больше не живет, не может дышать, кушать, спать, разговаривать, слышать и чувствовать, быть с нами».

Если ребенок задает вопросы, на которые вы не можете ответить («почему умер»), признайтесь ему в этом. Можно попробовать объяснить, что смерть – то, что происходит со всеми живыми существами, часть их жизни, мы не можем этим управлять, это происходит и все.

Иногда дети возлагают вину за смерть близкого на себя, тогда необходимо очень прямо сказать: «Ты не виноват, ничто из того, что ты сказал или сделал, подумал, не стало причиной смерти».

Нужно ли брать детей на похороны?

Каждая семья подобный вопрос решает для себя самостоятельно. В нашей культуре скорее не принято это делать, но при принятии решения следует помнить, что похороны, поминки – это ритуал прощания с умершим, который облегчает в последующем переживание горя утраты, в котором семья принимает участие вся, объединенная общими чувствами, можем ли мы в новой и пугающей ребенка ситуации лишить его подобной поддержки семьи, отставив его в сторону?

Как правило, если ребенок старше шести лет, его можно брать на похороны, если вы ему предлагаете и он хочет. Когда ребенок участвует в похоронах вместе со своими близкими, он, как и остальные члены семьи, получает возможность выразить свои чувства, горе, получить поддержку семьи, проститься с умершим. Он находится со своей семьей, теми, кто живет, несмотря на потерю, и чувство принадлежности дает ему чувство базовой безопасности.

Но необходимо заранее подготовить ребенка к тому, как прощание происходит на похоронах. Расскажите, что, скорее всего, кто-то будет плакать. Разрешите детям задавать вопросы и если вы сами не в силах отвечать на них, попросите сделать это кого-то из знакомых ему близких.

 Вместе с тем, не стоит ребенка заставлять идти на похороны, и позаботьтесь, чтобы у него не возникало чувство вины в связи с этим.

Детям не вредит, если они наблюдают горевание, печаль и слезы других людей, наоборот, это обучает их способам выражения горя. Часто, взрослые боятся неадекватного поведения детей на похоронах, но мы же помним, что дети всему учатся у нас, если мы ведем себя понятно для окружающих, нет оснований ожидать от детей обратного.

Дети могут задавать множество вопросов про смерть, про похороны, повторяя их неоднократно и в одном разговоре и на протяжении некоторого времени. Важно отвечать им как можно более честно, просто и открыто, не прерывая их интерес.

 Когда детям можно разрешать начинать играть снова?

Как только появится такая потребность. Горе у них может проявляться волнами. Они не горюют непрерывно, нуждаясь в передышке; она дает им возможность по-своему выражать чувства. Движение, игра помогают им избавиться от тревоги и пережить стресс.

Понимают ли дети происходящее?

Как говорить о смерти

как говорить с детьми о смерти

Мы много пишем об онкологических заболеваниях, о смерти и умирании, но сами каждый раз пытаемся найти способ говорить об этом. Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян объясняет, как не бояться ни смерти, ни разговоров о ней.

 — Нужно ли сообщать человеку диагноз, говорить, что жить ему осталось, например, меньше года?

Как говорить с ребенком о смерти? Обсуждаем сказку «Тонкий меч» с психологом и терапевтом

Светлана Филяева, психолог и сказкотерапевт

Недавно в МИФе вышла необычная детская книга, которая затрагивает тему смерти. Тему, о которой зачастую боятся говорить даже взрослые, тем более с детьми. Но стоит ли нам ограждать их (и себя) от этого? К чему приводит избегание? Какие еще глубокие смыслы спрятаны в сказке? Своими мыслями о книге «Тонкий меч» поделилась с нами психолог, арт— и сказкотерапевт Светлана Филяева.

«Тонкий меч» — удивительная и терапевтичная сказка, в которой много важных тем. Это очень трепетное и мудрое экзистенциальное прикосновение к табуированной в современном обществе теме смерти.

Как говорить с ребёнком о смерти?

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

В каком возрасте говорить с детьми о том, что все мы здесь не навсегда? Какие слова подобрать для ребенка, когда кто-то близкий уходит из жизни? И стоит ли брать его для прощания? Рассказывает психолог, семейный консультант-медиатор Мария Фабричева.

Страх смерти является самым древним, пожалуй, потому что это то, перед чем человек бессилен. И у каждого из нас есть нормативные этапы проживания этого страха. Начиная с раннего детства.

3 — 7 лет

Подпишитесь на канал DELO.UA

В этом возрасте ребенок начинает отсоединять себя от родителей на психологическом уровне, он заявляет о своем «я». В три года страх смерти еще не осознанный и проявляется в том, что дети начинают бояться темноты или какой-то неизвестности.

Часто именно в этот период ребенка отводят в детский сад, и в этот момент он ощущает первую потерю, отрыв от своих родителей, проживая в нормативе страх смерти.

У него могут возникать мысли: «А что если это навсегда? А что если меня не заберут?» Важно понимать, что дети видят время по-другому: для них час или тем более полдня — это вечность. Потому нужно напоминать ему, что после того, как он поиграет в садике, родители обязательно придут за ними.

И будьте последовательны: если вы сказали ребенку, что заберете его в два часа, важно это сделать. Если же вы опоздали, нужно понятно объяснить причины, а еще лучше заранее предупредить воспитателя, чтобы тот передал ребенку: мама или папа задерживаются, но скоро будут.

Бывает, что ребенок теряет кого-то из близкого окружения в таком раннем возрасте. У нас принято считать, что дети до семи лет мало что понимают и не стоит с ними это проговаривать. И это ошибка.

Да, возможно, на ментальном уровне ребенок не мыслит такими понятными категориями, как мыслят взрослые люди, но на эмоциональном уровне он пропускает через себя все эмоции семьи. И если он видит, что родитель ходит грустный, плачет, то он может эти эмоции натягивать на себя и тем самым травмироваться, не понимая, что происходит.

А человеку, даже маленькому, свойственно искать смыслы. И если с ним не проговаривать, что происходит, он может сам придумать некое объяснение. К примеру, он может подумать, что мама плачет из-за него. И таким образом у него образуется комплекс вины. Он может решить, что родители его не любят и потому не разговаривают и что-то скрывают.

И таким образом в нем формируется недоверие к миру. Он может подумать, что что-то происходит без его участия. И таким образом сформировать в себе комплекс контроллера.

Важно опуститься на уровень ребенка, обнять его и объяснить: «Сейчас очень грустный период, мама и папа расстроены, однако, малыш, причина этой грусти не ты и не твое поведение». Если ребенок спросит, почему так, расскажите, но не употребляйте слова «умер». Можно сказать: «От нас ушел дедушка.

Ушел навсегда, но не потому что он нас не любит, а просто он перешел в другой мир». Можно пробовать использовать метафоры, сказки. Главное — объяснить, что это не его ответственность, и бывает, что происходят вещи, с которыми мы ничего поделать не можем. И не бойтесь выражать свои чувства.

Помните, если ребенок захочет плакать и грустить с вами, он имеет на это полное право.

7 лет

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

как говорить с детьми о смерти

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

Как говорить с детьми о смерти | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

как говорить с детьми о смерти

Как говорить с детьми о смерти

Время от времени в жизни каждой семьи происходят потери,  смерти и расставания. И взрослым трудно говорить об этом, а если есть необходимость сообщить о смерти близкого ребенку, то такая задача кажется и вовсе неразрешимой. Как правило, взрослые до последнего оттягивают момент беседы с ребенком, пытаются объяснять малышам метафорически, уходя от прямых сообщений, считая, что это травмирует их намного сильнее.

Как же подобрать правильные слова, как вести себя с ребенком в такой непростой для всех ситуации? Как сделать так, чтобы он пережил смерть близкого человека с наименьшими эмоциональными потерями для себя?

Постараемся дать ответ на самые распространенные вопросы, с которыми сталкивается семья, потерявшая близкого.

Как говорить детям о смерти?

Постарайтесь выбрать тихое место, где никто не будет вам мешать, сядьте близко к ребенку и расскажите просто и честно как есть. Не бойтесь слов, обозначающих смерть: «умер», «мертвый» и т.д. Не избегайте тактильного контакта, обнимите ребенка, если тот не сопротивляется, возьмите за руку. Расскажите просто и понятно как умер близкий (например, «папа попал в аварию, он очень сильно пострадал от этого, и он умер»)

  Не употребляйте эвфемизмы, обозначающие смерть («потеряли», «ушел от нас», «ушел в иной мир», «уснул», «оставил»). Эти выражения оставляют много неясного для ребенка и могут питать его страхи, например, что его оставят, может начать бояться ложиться спать. Дети могут многого не понимать и спрашивать, что это значит: «мертвый»? Объясняйте и это простыми, честными словами: «больше не живет, не может дышать, кушать, спать, разговаривать, слышать и чувствовать, быть с нами».

Если ребенок задает вопросы, на которые вы не можете ответить («почему умер»), признайтесь ему в этом. Можно попробовать объяснить, что смерть – то, что происходит со всеми живыми существами, часть их жизни, мы не можем этим управлять, это происходит и все.

Иногда дети возлагают вину за смерть близкого на себя, тогда необходимо очень прямо сказать: «Ты не виноват, ничто из того, что ты сказал или сделал, подумал, не стало причиной смерти».

Нужно ли брать детей на похороны?

Каждая семья подобный вопрос решает для себя самостоятельно. В нашей культуре скорее не принято это делать, но при принятии решения следует помнить, что похороны, поминки – это ритуал прощания с умершим, который облегчает в последующем переживание горя утраты, в котором семья принимает участие вся, объединенная общими чувствами, можем ли мы в новой и пугающей ребенка ситуации лишить его подобной поддержки семьи, отставив его в сторону?

Как правило, если ребенок старше шести лет, его можно брать на похороны, если вы ему предлагаете и он хочет. Когда ребенок участвует в похоронах вместе со своими близкими, он, как и остальные члены семьи, получает возможность выразить свои чувства, горе, получить поддержку семьи, проститься с умершим. Он находится со своей семьей, теми, кто живет, несмотря на потерю, и чувство принадлежности дает ему чувство базовой безопасности.

Но необходимо заранее подготовить ребенка к тому, как прощание происходит на похоронах. Расскажите, что, скорее всего, кто-то будет плакать. Разрешите детям задавать вопросы и если вы сами не в силах отвечать на них, попросите сделать это кого-то из знакомых ему близких.

 Вместе с тем, не стоит ребенка заставлять идти на похороны, и позаботьтесь, чтобы у него не возникало чувство вины в связи с этим.

Детям не вредит, если они наблюдают горевание, печаль и слезы других людей, наоборот, это обучает их способам выражения горя. Часто, взрослые боятся неадекватного поведения детей на похоронах, но мы же помним, что дети всему учатся у нас, если мы ведем себя понятно для окружающих, нет оснований ожидать от детей обратного.

Дети могут задавать множество вопросов про смерть, про похороны, повторяя их неоднократно и в одном разговоре и на протяжении некоторого времени. Важно отвечать им как можно более честно, просто и открыто, не прерывая их интерес.

 Когда детям можно разрешать начинать играть снова?

Как только появится такая потребность. Горе у них может проявляться волнами. Они не горюют непрерывно, нуждаясь в передышке; она дает им возможность по-своему выражать чувства. Движение, игра помогают им избавиться от тревоги и пережить стресс.

Понимают ли дети происходящее?

0-2 года – утрата понимается как временная разлука

2-6 лет – ребенок обладает так называемым магическим мышлением: верит в возможность предотвратить или «наколдолвать»/ вызвать любое событие.

6-12 лет – конкретное мышление: «потеряли», «уснул», «ушел» воспринимается буквально.

12 лет и старше – реалистическое мышление, позволяет понимать окончательность смерти.

Как родители могут помочь ребенку?

Самое главное, что вы можете сделать для ребенка – это быть с ним рядом, быть с ним честным и любить его.

Ребенок, переживший утрату, очень нуждается в родительском терпении, защите, безопасности, доверии, ему, как и вам, тоже нужна поддержка. Необходимо заботиться о ребенке, утешать его, уделять больше внимания и времени.

Чтобы не стимулировать или не поддерживать страхи необходимо сообщать, куда вы идете и когда вернетесь назад. Если вы оставляете его надолго, звоните, чтобы сообщить, что у вас все хорошо.

Позволяйте выражать свои чувства, горе, позволяйте плакать и говорить об умершем. Помогите ребенку часто возвращаться к воспоминаниям о нем, особенно в первое время. Не торопите его словами о том, что пора уже забыть, он забудет, когда сможет.

Разъясняйте ребенку реакции и чувства, которые он испытывает, называйте их: например, «тебе грустно», «ты печалишься» и т.п. Помогите ребенку поделиться своими страхами и переживаниями. Разделяйте его стремление к безопасности.

Если ребенок испытывает чувство стыда или вины, скажите что никто не может научить его, как вести себя в такой ситуации, это произошло независимо от него и он не виноват ни в чем.

 Будьте терпеливы к переменам в поведении: если появляются трудности, связанные с концентрацией внимания, с выполнением обязанностей в школе и других сферах, если наблюдается регрессия в поведении (начал сосать палец, например). Снизьте несколько уровень требований к нему, требуйте некоторое время от него простых и понятных вещей, с которыми, вам точно известно, он справится.

В каких случаях следует обращаться к специалистам?

 — ребенок долго плачет и не может успокоиться

—  появились частые и продолжительные приступы гнева

— происходят очень резкие перемены в поведении

— заметно снижается школьная успеваемость

— надолго замыкается в себе, теряет интерес к вещам, которые раньше доставляли ему удовольствие, к друзьям, становится безразличным, молчаливым

— нарушается аппетит и сон, мучают кошмары

— появились жалобы на различные недомогания, худеет

— мрачно смотрит в будущее.

Источник: https://mokc.by/index.php/content/kak-govorit-s-detmi-o-smerti

Как говорить о смерти

как говорить с детьми о смерти

Мы много пишем об онкологических заболеваниях, о смерти и умирании, но сами каждый раз пытаемся найти способ говорить об этом. Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян объясняет, как не бояться ни смерти, ни разговоров о ней.

 — Нужно ли сообщать человеку диагноз, говорить, что жить ему осталось, например, меньше года?

Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян из личного архива

— Да, обязательно. Не говорить — это за гранью добра и зла, это нарушение прав человека. Базовое право человека — знать о том, что в обозримом будущем он перестанет здесь быть. Мы обязаны дать ему шанс закончить важные дела, закрыть какие-то вопросы, написать завещание, очистить свою совесть, может быть.

Я долгие годы волонтерила в хосписе и после этого не то что перестала бояться смерти от онкологического заболевания, я ее горячо приветствую (конечно, при наличии нормальной паллиативной помощи). Внезапная смерть гораздо хуже. А так ты знаешь, что у тебя впереди три месяца, и твоя жизнь мгновенно приобретает смысл.

Для меня «говорить — не говорить» — это разница между тактикой и стратегией. Не говоря маме, что она умирает, я выигрываю в тактическом плане: мне не нужно отвечать на миллион сложных вопросов. Стратегически я проигрываю, потому что, когда она уйдет, останется миллион нерешенных вопросов и непроговоренных тем.

Это как с каминг-аутом — люди не говорят, потому что боятся реакции близких.

«Если я маме скажу, что у нее онкология, она умрет». Суровая правда в том, что она и так умрет

В хосписе тяжело наблюдать за страшным напряжением, которое можно ножом резать. Это попытка родственников обойти того слона, что стоит посреди комнаты. Они говорят обо всем, о чем угодно, кроме самого главного.

Мы делаем вид, что смерти нет. И когда я пытаюсь заговорить на эту тему, мне отвечают: «Не говори о плохом». Отношение к смерти, как к чему-то стыдному, похоже на отношение к ЛГБТ в нашем обществе. Но если вы можете прожить всю жизнь и не столкнуться, например, с гомосексуалами, то не умереть нельзя.

 — Как сообщить родственнику смертельный диагноз?

— Тут должны вступать психологи, которые работают и с умирающим, и с его родственниками. Чтобы все было экологично, нетоксично, с любовью, с достоинством. Потому что это действительно очень страшно. Работа психолога с близкими даже важнее. Когда заболевает кто-то в семье, это удар по всей системе, никто не знает, как с этим справляться. Родственники понимают, что надо фокусироваться на больном, поддерживать его, помогать, быть рядом, но каждый из них тоже нуждается в помощи.

 — Как говорить с больным о смерти?

— Да так же, как обо всем. Честно, боясь, не зная, не понимая, не имея инструкции, но стараясь помогать ему, себе, друг другу. Мы должны стремиться к сотрудничеству. Нет единого рецепта. Но этот скелет надо вытащить из шкафа. Не надо наращивать токсикоз. Должна быть возможность сказать умирающей маме: «Мне страшно, что тебя не будет, и я не знаю, как жить».

 — Это можно обсуждать?

— Это нужно обсуждать. Есть масса вещей, которые мы не говорим людям, потому что нам кажется, что и так все понятно. Ко мне очень часто приходят люди со душевными ранами, нанесенными родителями. Например, женщина с обидой на маму, которой уже тридцать лет как нет в живых.

А возможно, мама, зная, что ее часы сочтены, повела бы себя совершенно иначе, могла сказать что-то типа: «Я была не права. Мне жаль, что я гнобила тебя в детстве». Перед лицом смерти человек меняется, отбрасывает мелкие вещи, становится более благородным. Это освобождает близких от огромного количества боли, страданий, переживаний.

Да, разговаривать страшно, но результат того стоит.

 — Можно ли плакать?

— Есть слезы — плачь. Это очень экологично, нельзя оставлять слезы внутри себя. Надо и плакать, и горевать, и покойных надо оплакивать. Не потому, что они умерли, а потому что ты остался без них.

 — Обсуждать ли будущие похороны с умирающим?

— Конечно. Когда воинствующих атеистов хоронят с отпеванием и прочими атрибутами, это неуважение к умершему. Это не вопрос удобства для оставшихся. Даже если близкие воцерковленные, они должны уважать волю умершего, это его смерть, а не их. Я люблю повторять, что если меня будут хоронить с попами, то я встану из гроба и всех перестреляю.

 — Как разговаривать с детьми о смерти близких?

— С детьми надо разговаривать о смерти раньше, чем кто-то умер. Это явление жизни, и дети должны о нем знать. Ведь роль родителей — просвещать, подготовить к жизни.

Если ребенок разбивает коленку, мама льет перекись на ранку, а не пытается делать вид, что он никуда не падал и коленка совершенно целая. Если вы в семье говорите о смерти, то для них не будет шока. Не надо пытаться оберегать детей от всего.

Это очень порочная практика, когда бабушка умерла, и мама не плачет, чтобы не расстраивать ребенка, а он не плачет, потому что это не принято, а в результате вся боль остается внутри.

 — Есть какие-то правила в разговоре о смерти?

— Нет. Невозможно написать инструкцию для родственников умирающих. Надо любить друг друга при жизни. Доверие, уважение, сотрудничество и транспарентность — вот способ строить здоровые отношения.

Просветительский проект InLiberty приглашает поговорить о смерти: образовательный курс «Смерть: в науке, культуре, политике и нашей жизни» открывается 14 мая.

Шесть занятий (по понедельникам с 19:00) слушатели вместе с кураторами (социологами, антропологами, врачами) будут обсуждать самые разные сюжеты, связанные со смертью: от мертвого тела Ленина до цифрового бессмертия и новых медицинских технологий, от традиционных похорон до эвтаназии и добровольного ухода из жизни. Подробная информация о курсе и билеты здесь.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/05/07/kak-ne-boyatsya-govorit-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? Обсуждаем сказку «Тонкий меч» с психологом и терапевтом

Светлана Филяева, психолог и сказкотерапевт

Недавно в МИФе вышла необычная детская книга, которая затрагивает тему смерти. Тему, о которой зачастую боятся говорить даже взрослые, тем более с детьми. Но стоит ли нам ограждать их (и себя) от этого? К чему приводит избегание? Какие еще глубокие смыслы спрятаны в сказке? Своими мыслями о книге «Тонкий меч» поделилась с нами психолог, арт— и сказкотерапевт Светлана Филяева.

«Тонкий меч» — удивительная и терапевтичная сказка, в которой много важных тем. Это очень трепетное и мудрое экзистенциальное прикосновение к табуированной в современном обществе теме смерти.

Как говорить с ребёнком о смерти?

Это один из самых сложных вопросов для современного родителя. Мы в значительной степени утратили ритуалы прошлого, ритуалы отпускания, а новых ритуалов, которые пришли бы на место прежних и помогали бы мягко и терапевтично проживать этап потери, не появилось.

Избегание. Мы избегаем говорить с детьми о «плохом», о болезни и смерти. И я все чаще сталкиваюсь с таким феноменом в поведении современных родителей.

Это избегание не делает детей сильнее и спокойнее, как надеются взрослые, а напротив — делает слабыми, уязвимыми перед печальными событиями в жизни, увеличивает тревожность ребёнка.

Вербализация. Гораздо более здоровый процесс для психики ребёнка — когда взрослый разделяет непростые переживания с ребёнком, говорит о них, подойдут самые простые слова.

Я всегда советую вербализовать в общении с ребенком все эмоции, особенно самые сложные для него. Не нужно бояться говорить о смерти. Смерть — это часть жизненного цикла, и событие это всегда связано с естественными чувствами печали, гнева, страха.

Если взрослый молчит о смерти, то и ребёнок запирает свои чувства на замок. Это может привести к появлению страхов, фобий — страха смерти, страха заболеть, навязчивого страха потерять родственников.

Как психолог я часто на консультациях слышу рассказы взрослых клиентов о том, как они остались в детстве наедине со своим страхом смерти или оказались без тёплой эмоциональной поддержки, когда в семье произошла утрата. Став взрослыми людьми, они отмечали сложности с выражением чувств, плохой контакт со своим внутренним эмоциональным миром, трудности в общении, когда нужно попросить о помощи или поддержать другого, трудности с построением близких отношений.

Когда мы говорим с детьми о сложных чувствах, грустных событиях, то происходит терапевтический целительный эффект, сила переживаний уменьшается, а разделенность печали, тепло и поддержка другого человека, значимого взрослого, всегда даёт дополнительные силы.

Сказка и метафора. Иногда с ребёнком поговорить о смерти можно напрямую, а иногда обратиться к метафорической истории.

Конечно, первым источником таких метафор для детей всегда были сказки. И в традициях сказок всех культур мы встречаем обращение к теме двух миров — мира живых и миры мертвых. Сказка была первым способом терапии, вербализации сложных пугающих тем и чувств, тренингом и уроком.

Даже если вспомнить традицию русских народных сказок, то мы найдём много символики круга жизни — «живая» и «мертвая» вода, Кащей Бессмертный и его жизнь, которая хранится в яйце, Баба Яга — древнее языческое божество, не принадлежащее миру живых.

Миф о потустороннем мире

Книга «Тонкий меч» наполнена аллегориями и метафорами, которые узнает читатель даже весьма поверхностно знакомый с классический античной мифологией. Вслед за героем мы отправляемся в Царство Господина Смерть, пересекая невидимую границу миров.

Те, кто умер и попал сюда, становятся другими — принимают обычаи Королевства, ведут хозяйство, заводят семьи, соблюдают уклад. Здесь живут Хильдины, Спартаны и Гарпирии. Есть река и ее хранитель. Есть сады, замки, селения, пещеры, поля, леса. Время здесь бесконечно.

Не только мирные трапезы (а еда в книге тоже очень символична), но и войны случаются здесь. И война, на которой невозможно умереть — становится еще одной метафорой этого удивительного мира.

Мир живых и Царство мертвых в сказке не противопоставлены, но существуют в параллели — каждый в своей наполненной смыслом уникальности. Тема хрупкого баланса между мирами проходит сквозной нитью через весь сюжет — сначала это только знаки, намеки, символы, но ближе к финалу герои начинают говорить напрямую об этом. Баланс нарушен: это вызывает и страх, и гнев, и желание защищаться у жителей Царства Мертвых.

Мальчик устремляется за лодкой Господина Смерть, чтобы спасти свою маму. Он пересекает границу, нарушает все возможные правила и представления об устройстве миров. На него объявлена охота, он чужак, он может уничтожить баланс между миром живых и миром мертвых.

Сказка как терапия

К несомненным литературным достоинствам книги, добавлю ценность и терапевтичность истории. «Тонкий меч» снимает табу с темы смерти, убирает напряжение, не прячет от читателя-ребёнка истину, оставляет место любви, жизни, надежде.

«Тонкий меч» я могу назвать очень удачной современной сказкой, которая написана в лучших традициях жанра и говорит о вечных ценностях, о печали неизбежных потерь, на смену которым приходит новая жизнь, о нашем внутреннем устройстве души. Как и любая хорошая сказка, история нашего героя не всегда про ответы, она часто оставляет после себя много вопросов, стимулирует маленького читателя думать и наблюдать.

Во время чтения у ребёнка могут возникнуть разные вопросы, согласие или протест — и это лучшее, что может произойти. Советую родителям не бояться вопросов ребёнка, а приветствовать их. И вполне допускаю, что не на все вопросы вы сможете найти ответы сразу, может быть это произойдет позже, позвольте этому процессу поиска быть и развиваться в жизни ребёнка.

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы.

Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Это путешествие тоже метафора — это путешествие к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Вопросы и задания, которые я рекомендую родителям для обсуждения книги с ребёнком:

— Какие мы знаем древние легенды, мифы, сказки о жизни и смерти?

— Мы встречаем много природных символов в мифах разных стран, например, Древней Греции и Древнего Египта — река, солнце, подземный мир, небо. Как ты думаешь, почему? Какую информацию можно найти об этом в интернете или энциклопедиях?

— Какие ещё ты знаешь книги, где герои отправляются в путешествие?

— Почему некоторые жители Царства Господина Смерть помогают мальчику спасти его маму?

— Нарисуй персонажей книги, которые показались тебе наиболее интересными — создай свой вариант иллюстрации или портрета героя.

— Какие чувства вызывает у мальчика встреча с Господином Смерть? Почему он не кажется ему страшным?

— В мультиках мы часто встречаем сюжеты, когда герои-дети попадают в другие миры. Например, в фильме японского режиссёра Хаяо Миядзаки «Унесённые призраками». Какие ты знаешь фильмы с похожим сюжетом? Чему учатся герои, попадая в другой мир? Можем мы сказать, что они остались прежними или что-то в них меняется?

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы. Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Книжное путешествие — тоже метафора. Это путешествие читателя к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Обложка поста: unsplash.

Источник: https://deti.mann-ivanov-ferber.ru/2019/09/19/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-obsuzhdaem-skazku-tonkij-mech-s-psixologom-i-terapevtom/

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое хамство определение

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Источник: https://lifehacker.ru/rebenok-smert-blizkix/

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

В каком возрасте говорить с детьми о том, что все мы здесь не навсегда? Какие слова подобрать для ребенка, когда кто-то близкий уходит из жизни? И стоит ли брать его для прощания? Рассказывает психолог, семейный консультант-медиатор Мария Фабричева.

Страх смерти является самым древним, пожалуй, потому что это то, перед чем человек бессилен. И у каждого из нас есть нормативные этапы проживания этого страха. Начиная с раннего детства.

3 — 7 лет

3 — 7 лет

Подпишитесь на канал DELO.UA

В этом возрасте ребенок начинает отсоединять себя от родителей на психологическом уровне, он заявляет о своем «я». В три года страх смерти еще не осознанный и проявляется в том, что дети начинают бояться темноты или какой-то неизвестности.

Часто именно в этот период ребенка отводят в детский сад, и в этот момент он ощущает первую потерю, отрыв от своих родителей, проживая в нормативе страх смерти.

У него могут возникать мысли: «А что если это навсегда? А что если меня не заберут?» Важно понимать, что дети видят время по-другому: для них час или тем более полдня — это вечность. Потому нужно напоминать ему, что после того, как он поиграет в садике, родители обязательно придут за ними.

И будьте последовательны: если вы сказали ребенку, что заберете его в два часа, важно это сделать. Если же вы опоздали, нужно понятно объяснить причины, а еще лучше заранее предупредить воспитателя, чтобы тот передал ребенку: мама или папа задерживаются, но скоро будут.

Бывает, что ребенок теряет кого-то из близкого окружения в таком раннем возрасте. У нас принято считать, что дети до семи лет мало что понимают и не стоит с ними это проговаривать. И это ошибка.

Да, возможно, на ментальном уровне ребенок не мыслит такими понятными категориями, как мыслят взрослые люди, но на эмоциональном уровне он пропускает через себя все эмоции семьи. И если он видит, что родитель ходит грустный, плачет, то он может эти эмоции натягивать на себя и тем самым травмироваться, не понимая, что происходит.

А человеку, даже маленькому, свойственно искать смыслы. И если с ним не проговаривать, что происходит, он может сам придумать некое объяснение. К примеру, он может подумать, что мама плачет из-за него. И таким образом у него образуется комплекс вины. Он может решить, что родители его не любят и потому не разговаривают и что-то скрывают.

И таким образом в нем формируется недоверие к миру. Он может подумать, что что-то происходит без его участия. И таким образом сформировать в себе комплекс контроллера.

Важно опуститься на уровень ребенка, обнять его и объяснить: «Сейчас очень грустный период, мама и папа расстроены, однако, малыш, причина этой грусти не ты и не твое поведение». Если ребенок спросит, почему так, расскажите, но не употребляйте слова «умер». Можно сказать: «От нас ушел дедушка.

Ушел навсегда, но не потому что он нас не любит, а просто он перешел в другой мир». Можно пробовать использовать метафоры, сказки. Главное — объяснить, что это не его ответственность, и бывает, что происходят вещи, с которыми мы ничего поделать не можем. И не бойтесь выражать свои чувства.

Помните, если ребенок захочет плакать и грустить с вами, он имеет на это полное право.

7 лет

7 лет

В этом возрасте ребенок попадает на стадию структуры: он систематизирует свои навыки и готовится к переходному периоду. Добавьте к этому первый класс, вызывающий стресс, а потом еще и просмотры телеканалов, влогов, программ, где он может увидеть нечто устрашающее.

Эти страхи важно  проговаривать с ребенком, а еще лучше — прорисовывать. Пусть ваш ребенок нарисует то, что его пугает, беспокоит, а потом предложите модифицировать этот страх во что-то более позитивное.

К примеру, он рисует какого-то страшного монстра, а потом дорисовывает ему улыбку.

Если в этот период семья сталкивается с потерей, о ней можно уже говорить более откровенно. Нужно понимать, что у ребенка может сложиться сильная привязанность к человеку, которого больше нет.

Объясняйте ему: «Ты можешь злиться, ведь мы часто злимся от бессилия, если никак не можем повлиять на ситуацию. Мы рядом и готовы тебя поддержать».

Если же ближайшим родственникам — родителям, бабушкам и дедушкам — сложно говорить с ребенком о случившемся, важно найти тех взрослых (друзей, крестных), которых эта потеря не касается напрямую и которые в вашем присутствии могут поговорить с ребенком.

До семи лет ребенка лучше не брать на похороны, пусть он побудет с кем-то из взрослых, кому вы и он доверяете. Но ему нужно объяснить, куда вы уезжаете и что детей такого возраста туда не принято брать. «Под шумок» уехать и вернуться, думая, что ребенок не заметит, — не получится. Дети все видят и замечают и могут интерпретировать это по-своему: что это он плохой, он вне семьи, потому и не взяли, к примеру.

11 — 13 лет

11 — 13 лет

В этом возрасте у ребенка возникает следующий нормативный страх смерти, потому что он входит в подростковый период. У него начинаются гормональные всплески и подростковые бунты. Есть риск, что к этому периоду он может относиться к смерти как к фантазии, что это не навсегда. Важно проговаривать с ним, что такое фантазия: «Да, мы все хотим верить в то, что есть какие-то другие миры, но, к сожалению, это все не реально».

Еще одна опасность этого периода — заигрывания со смертью в стиле «все умрут, а я останусь», через которые подростки проживают свой страх. И с одной стороны, они понимают, что люди не бессмертны, но, с другой, верят в свое всемогущество и способность победить темные силы. Это может проявляться в приверженности к фэнтези или определенной субкультуре, в которой теме смерти выделяют центральное место.

Важно, чтобы к подростковому возрасту у вас уже был выстроен диалог с ребенком, чтобы вам не приходилось запугивать его страшилками. Рассказывайте истории о себе, своем детстве и опыте. И да, подросток имеет право фыркать и не соглашаться, потому что он находится в возрасте оппозиции ко всему. Но это также возраст, когда он очень уязвим, и родителям важно не обесценивать увлечения своего ребенка, а интересоваться и находить ресурсы в этом.

Или, если уж вас так сильно пугает какая-то субкультура, говорите о своих чувствах: «О, какой-то этот супергерой слишком темный, тебе не кажется. А расскажи, чем он тебе нравится? Какие качества в нем тебя привлекают?» Как правило, детям ведь нравится не просто герой, а определенный набор качеств, которые им хотелось бы видеть и в себе. Если ребенок теряет кого-то близкого в этом возрасте, тактика не меняется.

Вы как родители не скрываете чувств, вы говорите, что кого-то не стало. Но тут уже называете вещи своими именами, возможно, называете причину, к примеру, болезнь. Вы можете сказать ребенку, что он может поколотить подушку, порвать бумагу, потопать ногами, покричать, чтобы выплеснуть свои эмоции. Касательно похорон, нужно спросить его — хочет ли он поехать. И ребенок имеет право в возрасте 12-13 лет уже присутствовать, чтобы попрощаться с человеком.

Правда, лучше, чтобы с ним рядом был взрослый, у которого есть силы его поддержать. И точно так же ребенок может отказаться ехать на кладбище, и это опять-таки его право. Важно не давить на него, не игнорировать его мнение и помнить, что он может и передумать: вчера не хотел ехать на похороны, а утром проснулся и решил, что ему нужно присутствовать и провести близкого человека.

И, конечно, если вы чувствуете, что не знаете, как говорить с ребенком о потере близкого человека, и в вашем дружественном окружении нет людей, которые могут вас поддержать в этот не простой период, помните — вы можете обращаться за поддержкой к психологам и психотерапевтам и получить квалифицированную помощь.

Иллюстрации: Алина Борисова

Иллюстрации: Алина Борисова

Источник: https://zza.delo.ua/do/prosto-o-slozhnom-kak-govorit-s-detmi-o-smerti-345247/

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с детьми о смерти?

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Здесь лучше делать акцент на том, что люди умирают в глубокой старости, и прежде чем она наступит, произойдет много-много разных, интересных и важных событий: «ты вырастешь, научишься (дальше можно перечислить многочисленные навыки, которые освоит ребенок – кататься на коньках и роликах, печь вкусное печенье, сочинять стихи, организовывать вечеринки), закончишь в школу, поступишь в институт, у тебя будет своя семья, дети, друзья, свое дело, твои дети тоже вырастут и выучатся, будут работать Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. А твоя жизнь только начинается».

О себе можно сказать: «я собираюсь жить долго-долго, вот завтра я хочу сделать то-то и то-то, через месяц – то-то и то-то, а через год планирую , а через 10 лет мечтаю »

Если ребенок уже знает о том, что люди умирают и в молодом возрасте тоже, надо признать, что такое действительно случается, в любом явлении есть исключения, но большинство людей все же доживает до глубоких морщин.

https://www.youtube.com/watch?v=wxYuD4xgutE

Страх смерти может отразиться в ночных кошмарах, лишний раз подчеркивая лежащий в его основе инстинкт самосохранения. Здесь нужно помнить о том, что страхи очень не любят, когда о них рассказывают, проговаривают вслух вновь и вновь, поэтому надо не дрожать от страха под одеялом, а делиться тем, что пугает, с родителями.

В процессе рисования страхи могут вновь ожить, заостриться. Считается, что бояться этого не стоит, поскольку оживление страхов — одно из условий их полного устранения. (Важно: по этическим соображениям нельзя просить ребенка изобразить на рисунке страх смерти родителей).

Отлично прорабатываются страхи на сеансах песочной терапии.

И да, лучшая стратегия для родителей при возникновении детских страхов – не драматизировать, не создавать ажиотажа, успокаивать («я рядом, я с тобой, ты под моей защитой»), ласкать-целовать-обнимать, быть эмоционально отзывчивыми, давать поддержку, любовь, признание, а самим – быть стабильными, спокойными и уверенными в себе, собственные страхи – прорабатывать, а не транслировать их детям.

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Нельзя утаивать смерть.

Сообщить ребенку должен самый близкий взрослый, тот, кого ребенок хорошо знает и кому он доверяет.

Начинать разговор надо в тот момент, когда ребенок сыт, не устал, не взбудоражен. Не в детской!

Во время разговора нужно держать себя в руках, можно заплакать, но нельзя разрыдаться и погрузиться в собственные чувства. Фокус внимания – на ребенке.

Желателен телесный контакт и контакт глаза в глаза.

Реакция ребенка может быть разной, иногда очень неожиданной, примите ее такой, какая она есть. Если заплакал – обнимите, покачайте на руках, тихо и ласково утешьте. Если убежал – не бегите вслед. Зайдите к нему через 15-20 минут и посмотрите, чем занят. Если ничем – сядьте молча рядом.

Потом можно рассказать, что будет завтра-послезавтра. Если играет, присоединитесь к игре и играйте по его правилам. Если хочет побыть один – оставьте его одного. Если бесится – усильте эту активность. Когда выдохнется, сядьте рядом и расскажите о будущем.

Не бойтесь детской истерики, скорее всего, ее не будет.

Приготовьте ему на ужин его любимую еду (но без особых пиршеств). Проведите с ребенком побольше времени. Укладывая спать, спросите, не хочет ли он оставить свет? Или может быть, вам посидеть с ним, почитать, рассказать ему сказку?

Если в эту или последующую ночь ребенок будет видеть страшные сны, просыпаться и прибегать, то в первую ночь, если он просит, можно разрешить ему остаться в вашей постели (но только если он сам просит, не предлагайте). В остальных случаях следует отправить его обратно в свою кровать и сидеть с ним рядом, пока он не заснет.

Не избегайте с ребенком разговоров о смерти или его переживаниях, не ограничивайте в выборе книг или мультфильмов, в которых, по вашему мнению, могут быть сцены, напоминающие ему о горе.

Важно вносить как можно меньше изменений в его привычный образ жизни. Вокруг ребенка должны быть те же люди, игрушки, книжки. Рассказывайте ему ежевечерне о ваших планах на завтра, составляйте расписания, намечайте и – что очень важно! – выполняйте мероприятия. Делайте все, чтобы создать ребенку ощущение, что мир стабилен и предсказуем, даже если в нем нет близкого человека. Обедайте, ужинайте и ходите на прогулки в то же время, в какое ребенок привык делать это до потери.

Капризы, раздражение, агрессия, апатия, плаксивость, возбужденность или несвойственная замкнутость, игры на тему жизни и смерти, агрессивные игры в течение 2 месяцев – норма.

Если характер игр, рисунков, взаимодействия с предметами и другими детьми не возвращается за 8 недель к той норме, что была до потери, если по прошествии этого времени ребенка продолжают мучить кошмары, он мочит постель, начал сосать палец, стал раскачиваться, сидя на стуле или стоя, крутить волосы или подолгу бегать на цыпочках – ему нужно на прием к психологу.

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Этот вопрос решается индивидуально. Можно спросить самого ребенка (спросить надо 2 раза), хочет ли он поехать на кладбище. Если нет – остается дома. Если да, то в таком случае во время похорон рядом с ребенком должен быть близко знакомый взрослый, который будет сохранять с ним физический контакт и отвечать на все вопросы, т.е. посвятит себя только ему.

Если умер домашний питомец

Если умер домашний питомец

Его можно похоронить всей семьей, на могилу положить цветы. Похороны – это ритуал прощания, который помогает нам выстроить границу между жизнью и смертью.

Скажите ребенку, чтобы он не стеснялся своих чувств, что оплакивать, горевать по умершему любимому существу, будь то человек или питомец – абсолютно нормально и естественно, и нужно время, чтобы пережить потерю, когда острая тоска сменяется светлой печалью и происходит примирение с жизнью, в которой любимого существа больше нет, но есть его образ в памяти и сердцах тех, кому он был дорог.

Литература (для детей):

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

как говорить с детьми о смерти

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

Как говорить с детьми о смерти | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

как говорить с детьми о смерти

Как говорить с детьми о смерти

Время от времени в жизни каждой семьи происходят потери,  смерти и расставания. И взрослым трудно говорить об этом, а если есть необходимость сообщить о смерти близкого ребенку, то такая задача кажется и вовсе неразрешимой. Как правило, взрослые до последнего оттягивают момент беседы с ребенком, пытаются объяснять малышам метафорически, уходя от прямых сообщений, считая, что это травмирует их намного сильнее.

Как же подобрать правильные слова, как вести себя с ребенком в такой непростой для всех ситуации? Как сделать так, чтобы он пережил смерть близкого человека с наименьшими эмоциональными потерями для себя?

Постараемся дать ответ на самые распространенные вопросы, с которыми сталкивается семья, потерявшая близкого.

Как говорить детям о смерти?

Постарайтесь выбрать тихое место, где никто не будет вам мешать, сядьте близко к ребенку и расскажите просто и честно как есть. Не бойтесь слов, обозначающих смерть: «умер», «мертвый» и т.д. Не избегайте тактильного контакта, обнимите ребенка, если тот не сопротивляется, возьмите за руку. Расскажите просто и понятно как умер близкий (например, «папа попал в аварию, он очень сильно пострадал от этого, и он умер»)

  Не употребляйте эвфемизмы, обозначающие смерть («потеряли», «ушел от нас», «ушел в иной мир», «уснул», «оставил»). Эти выражения оставляют много неясного для ребенка и могут питать его страхи, например, что его оставят, может начать бояться ложиться спать. Дети могут многого не понимать и спрашивать, что это значит: «мертвый»? Объясняйте и это простыми, честными словами: «больше не живет, не может дышать, кушать, спать, разговаривать, слышать и чувствовать, быть с нами».

Если ребенок задает вопросы, на которые вы не можете ответить («почему умер»), признайтесь ему в этом. Можно попробовать объяснить, что смерть – то, что происходит со всеми живыми существами, часть их жизни, мы не можем этим управлять, это происходит и все.

Иногда дети возлагают вину за смерть близкого на себя, тогда необходимо очень прямо сказать: «Ты не виноват, ничто из того, что ты сказал или сделал, подумал, не стало причиной смерти».

Нужно ли брать детей на похороны?

Каждая семья подобный вопрос решает для себя самостоятельно. В нашей культуре скорее не принято это делать, но при принятии решения следует помнить, что похороны, поминки – это ритуал прощания с умершим, который облегчает в последующем переживание горя утраты, в котором семья принимает участие вся, объединенная общими чувствами, можем ли мы в новой и пугающей ребенка ситуации лишить его подобной поддержки семьи, отставив его в сторону?

Как правило, если ребенок старше шести лет, его можно брать на похороны, если вы ему предлагаете и он хочет. Когда ребенок участвует в похоронах вместе со своими близкими, он, как и остальные члены семьи, получает возможность выразить свои чувства, горе, получить поддержку семьи, проститься с умершим. Он находится со своей семьей, теми, кто живет, несмотря на потерю, и чувство принадлежности дает ему чувство базовой безопасности.

Но необходимо заранее подготовить ребенка к тому, как прощание происходит на похоронах. Расскажите, что, скорее всего, кто-то будет плакать. Разрешите детям задавать вопросы и если вы сами не в силах отвечать на них, попросите сделать это кого-то из знакомых ему близких.

 Вместе с тем, не стоит ребенка заставлять идти на похороны, и позаботьтесь, чтобы у него не возникало чувство вины в связи с этим.

Детям не вредит, если они наблюдают горевание, печаль и слезы других людей, наоборот, это обучает их способам выражения горя. Часто, взрослые боятся неадекватного поведения детей на похоронах, но мы же помним, что дети всему учатся у нас, если мы ведем себя понятно для окружающих, нет оснований ожидать от детей обратного.

Дети могут задавать множество вопросов про смерть, про похороны, повторяя их неоднократно и в одном разговоре и на протяжении некоторого времени. Важно отвечать им как можно более честно, просто и открыто, не прерывая их интерес.

 Когда детям можно разрешать начинать играть снова?

Как только появится такая потребность. Горе у них может проявляться волнами. Они не горюют непрерывно, нуждаясь в передышке; она дает им возможность по-своему выражать чувства. Движение, игра помогают им избавиться от тревоги и пережить стресс.

Понимают ли дети происходящее?

0-2 года – утрата понимается как временная разлука

2-6 лет – ребенок обладает так называемым магическим мышлением: верит в возможность предотвратить или «наколдолвать»/ вызвать любое событие.

6-12 лет – конкретное мышление: «потеряли», «уснул», «ушел» воспринимается буквально.

12 лет и старше – реалистическое мышление, позволяет понимать окончательность смерти.

Как родители могут помочь ребенку?

Самое главное, что вы можете сделать для ребенка – это быть с ним рядом, быть с ним честным и любить его.

Ребенок, переживший утрату, очень нуждается в родительском терпении, защите, безопасности, доверии, ему, как и вам, тоже нужна поддержка. Необходимо заботиться о ребенке, утешать его, уделять больше внимания и времени.

Чтобы не стимулировать или не поддерживать страхи необходимо сообщать, куда вы идете и когда вернетесь назад. Если вы оставляете его надолго, звоните, чтобы сообщить, что у вас все хорошо.

Позволяйте выражать свои чувства, горе, позволяйте плакать и говорить об умершем. Помогите ребенку часто возвращаться к воспоминаниям о нем, особенно в первое время. Не торопите его словами о том, что пора уже забыть, он забудет, когда сможет.

Разъясняйте ребенку реакции и чувства, которые он испытывает, называйте их: например, «тебе грустно», «ты печалишься» и т.п. Помогите ребенку поделиться своими страхами и переживаниями. Разделяйте его стремление к безопасности.

Если ребенок испытывает чувство стыда или вины, скажите что никто не может научить его, как вести себя в такой ситуации, это произошло независимо от него и он не виноват ни в чем.

 Будьте терпеливы к переменам в поведении: если появляются трудности, связанные с концентрацией внимания, с выполнением обязанностей в школе и других сферах, если наблюдается регрессия в поведении (начал сосать палец, например). Снизьте несколько уровень требований к нему, требуйте некоторое время от него простых и понятных вещей, с которыми, вам точно известно, он справится.

В каких случаях следует обращаться к специалистам?

 — ребенок долго плачет и не может успокоиться

—  появились частые и продолжительные приступы гнева

— происходят очень резкие перемены в поведении

— заметно снижается школьная успеваемость

— надолго замыкается в себе, теряет интерес к вещам, которые раньше доставляли ему удовольствие, к друзьям, становится безразличным, молчаливым

— нарушается аппетит и сон, мучают кошмары

— появились жалобы на различные недомогания, худеет

— мрачно смотрит в будущее.

Источник: https://mokc.by/index.php/content/kak-govorit-s-detmi-o-smerti

Как говорить о смерти

как говорить с детьми о смерти

Мы много пишем об онкологических заболеваниях, о смерти и умирании, но сами каждый раз пытаемся найти способ говорить об этом. Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян объясняет, как не бояться ни смерти, ни разговоров о ней.

 — Нужно ли сообщать человеку диагноз, говорить, что жить ему осталось, например, меньше года?

Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян из личного архива

— Да, обязательно. Не говорить — это за гранью добра и зла, это нарушение прав человека. Базовое право человека — знать о том, что в обозримом будущем он перестанет здесь быть. Мы обязаны дать ему шанс закончить важные дела, закрыть какие-то вопросы, написать завещание, очистить свою совесть, может быть.

Я долгие годы волонтерила в хосписе и после этого не то что перестала бояться смерти от онкологического заболевания, я ее горячо приветствую (конечно, при наличии нормальной паллиативной помощи). Внезапная смерть гораздо хуже. А так ты знаешь, что у тебя впереди три месяца, и твоя жизнь мгновенно приобретает смысл.

Для меня «говорить — не говорить» — это разница между тактикой и стратегией. Не говоря маме, что она умирает, я выигрываю в тактическом плане: мне не нужно отвечать на миллион сложных вопросов. Стратегически я проигрываю, потому что, когда она уйдет, останется миллион нерешенных вопросов и непроговоренных тем.

Это как с каминг-аутом — люди не говорят, потому что боятся реакции близких.

«Если я маме скажу, что у нее онкология, она умрет». Суровая правда в том, что она и так умрет

В хосписе тяжело наблюдать за страшным напряжением, которое можно ножом резать. Это попытка родственников обойти того слона, что стоит посреди комнаты. Они говорят обо всем, о чем угодно, кроме самого главного.

Мы делаем вид, что смерти нет. И когда я пытаюсь заговорить на эту тему, мне отвечают: «Не говори о плохом». Отношение к смерти, как к чему-то стыдному, похоже на отношение к ЛГБТ в нашем обществе. Но если вы можете прожить всю жизнь и не столкнуться, например, с гомосексуалами, то не умереть нельзя.

 — Как сообщить родственнику смертельный диагноз?

— Тут должны вступать психологи, которые работают и с умирающим, и с его родственниками. Чтобы все было экологично, нетоксично, с любовью, с достоинством. Потому что это действительно очень страшно. Работа психолога с близкими даже важнее. Когда заболевает кто-то в семье, это удар по всей системе, никто не знает, как с этим справляться. Родственники понимают, что надо фокусироваться на больном, поддерживать его, помогать, быть рядом, но каждый из них тоже нуждается в помощи.

 — Как говорить с больным о смерти?

— Да так же, как обо всем. Честно, боясь, не зная, не понимая, не имея инструкции, но стараясь помогать ему, себе, друг другу. Мы должны стремиться к сотрудничеству. Нет единого рецепта. Но этот скелет надо вытащить из шкафа. Не надо наращивать токсикоз. Должна быть возможность сказать умирающей маме: «Мне страшно, что тебя не будет, и я не знаю, как жить».

 — Это можно обсуждать?

— Это нужно обсуждать. Есть масса вещей, которые мы не говорим людям, потому что нам кажется, что и так все понятно. Ко мне очень часто приходят люди со душевными ранами, нанесенными родителями. Например, женщина с обидой на маму, которой уже тридцать лет как нет в живых.

А возможно, мама, зная, что ее часы сочтены, повела бы себя совершенно иначе, могла сказать что-то типа: «Я была не права. Мне жаль, что я гнобила тебя в детстве». Перед лицом смерти человек меняется, отбрасывает мелкие вещи, становится более благородным. Это освобождает близких от огромного количества боли, страданий, переживаний.

Да, разговаривать страшно, но результат того стоит.

 — Можно ли плакать?

— Есть слезы — плачь. Это очень экологично, нельзя оставлять слезы внутри себя. Надо и плакать, и горевать, и покойных надо оплакивать. Не потому, что они умерли, а потому что ты остался без них.

 — Обсуждать ли будущие похороны с умирающим?

— Конечно. Когда воинствующих атеистов хоронят с отпеванием и прочими атрибутами, это неуважение к умершему. Это не вопрос удобства для оставшихся. Даже если близкие воцерковленные, они должны уважать волю умершего, это его смерть, а не их. Я люблю повторять, что если меня будут хоронить с попами, то я встану из гроба и всех перестреляю.

 — Как разговаривать с детьми о смерти близких?

— С детьми надо разговаривать о смерти раньше, чем кто-то умер. Это явление жизни, и дети должны о нем знать. Ведь роль родителей — просвещать, подготовить к жизни.

Если ребенок разбивает коленку, мама льет перекись на ранку, а не пытается делать вид, что он никуда не падал и коленка совершенно целая. Если вы в семье говорите о смерти, то для них не будет шока. Не надо пытаться оберегать детей от всего.

Это очень порочная практика, когда бабушка умерла, и мама не плачет, чтобы не расстраивать ребенка, а он не плачет, потому что это не принято, а в результате вся боль остается внутри.

 — Есть какие-то правила в разговоре о смерти?

— Нет. Невозможно написать инструкцию для родственников умирающих. Надо любить друг друга при жизни. Доверие, уважение, сотрудничество и транспарентность — вот способ строить здоровые отношения.

Просветительский проект InLiberty приглашает поговорить о смерти: образовательный курс «Смерть: в науке, культуре, политике и нашей жизни» открывается 14 мая.

Шесть занятий (по понедельникам с 19:00) слушатели вместе с кураторами (социологами, антропологами, врачами) будут обсуждать самые разные сюжеты, связанные со смертью: от мертвого тела Ленина до цифрового бессмертия и новых медицинских технологий, от традиционных похорон до эвтаназии и добровольного ухода из жизни. Подробная информация о курсе и билеты здесь.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/05/07/kak-ne-boyatsya-govorit-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? Обсуждаем сказку «Тонкий меч» с психологом и терапевтом

Светлана Филяева, психолог и сказкотерапевт

Недавно в МИФе вышла необычная детская книга, которая затрагивает тему смерти. Тему, о которой зачастую боятся говорить даже взрослые, тем более с детьми. Но стоит ли нам ограждать их (и себя) от этого? К чему приводит избегание? Какие еще глубокие смыслы спрятаны в сказке? Своими мыслями о книге «Тонкий меч» поделилась с нами психолог, арт— и сказкотерапевт Светлана Филяева.

«Тонкий меч» — удивительная и терапевтичная сказка, в которой много важных тем. Это очень трепетное и мудрое экзистенциальное прикосновение к табуированной в современном обществе теме смерти.

Как говорить с ребёнком о смерти?

Это один из самых сложных вопросов для современного родителя. Мы в значительной степени утратили ритуалы прошлого, ритуалы отпускания, а новых ритуалов, которые пришли бы на место прежних и помогали бы мягко и терапевтично проживать этап потери, не появилось.

Избегание. Мы избегаем говорить с детьми о «плохом», о болезни и смерти. И я все чаще сталкиваюсь с таким феноменом в поведении современных родителей.

Это избегание не делает детей сильнее и спокойнее, как надеются взрослые, а напротив — делает слабыми, уязвимыми перед печальными событиями в жизни, увеличивает тревожность ребёнка.

Вербализация. Гораздо более здоровый процесс для психики ребёнка — когда взрослый разделяет непростые переживания с ребёнком, говорит о них, подойдут самые простые слова.

Я всегда советую вербализовать в общении с ребенком все эмоции, особенно самые сложные для него. Не нужно бояться говорить о смерти. Смерть — это часть жизненного цикла, и событие это всегда связано с естественными чувствами печали, гнева, страха.

Если взрослый молчит о смерти, то и ребёнок запирает свои чувства на замок. Это может привести к появлению страхов, фобий — страха смерти, страха заболеть, навязчивого страха потерять родственников.

Как психолог я часто на консультациях слышу рассказы взрослых клиентов о том, как они остались в детстве наедине со своим страхом смерти или оказались без тёплой эмоциональной поддержки, когда в семье произошла утрата. Став взрослыми людьми, они отмечали сложности с выражением чувств, плохой контакт со своим внутренним эмоциональным миром, трудности в общении, когда нужно попросить о помощи или поддержать другого, трудности с построением близких отношений.

Когда мы говорим с детьми о сложных чувствах, грустных событиях, то происходит терапевтический целительный эффект, сила переживаний уменьшается, а разделенность печали, тепло и поддержка другого человека, значимого взрослого, всегда даёт дополнительные силы.

Сказка и метафора. Иногда с ребёнком поговорить о смерти можно напрямую, а иногда обратиться к метафорической истории.

Конечно, первым источником таких метафор для детей всегда были сказки. И в традициях сказок всех культур мы встречаем обращение к теме двух миров — мира живых и миры мертвых. Сказка была первым способом терапии, вербализации сложных пугающих тем и чувств, тренингом и уроком.

Даже если вспомнить традицию русских народных сказок, то мы найдём много символики круга жизни — «живая» и «мертвая» вода, Кащей Бессмертный и его жизнь, которая хранится в яйце, Баба Яга — древнее языческое божество, не принадлежащее миру живых.

Миф о потустороннем мире

Книга «Тонкий меч» наполнена аллегориями и метафорами, которые узнает читатель даже весьма поверхностно знакомый с классический античной мифологией. Вслед за героем мы отправляемся в Царство Господина Смерть, пересекая невидимую границу миров.

Те, кто умер и попал сюда, становятся другими — принимают обычаи Королевства, ведут хозяйство, заводят семьи, соблюдают уклад. Здесь живут Хильдины, Спартаны и Гарпирии. Есть река и ее хранитель. Есть сады, замки, селения, пещеры, поля, леса. Время здесь бесконечно.

Не только мирные трапезы (а еда в книге тоже очень символична), но и войны случаются здесь. И война, на которой невозможно умереть — становится еще одной метафорой этого удивительного мира.

Мир живых и Царство мертвых в сказке не противопоставлены, но существуют в параллели — каждый в своей наполненной смыслом уникальности. Тема хрупкого баланса между мирами проходит сквозной нитью через весь сюжет — сначала это только знаки, намеки, символы, но ближе к финалу герои начинают говорить напрямую об этом. Баланс нарушен: это вызывает и страх, и гнев, и желание защищаться у жителей Царства Мертвых.

Мальчик устремляется за лодкой Господина Смерть, чтобы спасти свою маму. Он пересекает границу, нарушает все возможные правила и представления об устройстве миров. На него объявлена охота, он чужак, он может уничтожить баланс между миром живых и миром мертвых.

Сказка как терапия

К несомненным литературным достоинствам книги, добавлю ценность и терапевтичность истории. «Тонкий меч» снимает табу с темы смерти, убирает напряжение, не прячет от читателя-ребёнка истину, оставляет место любви, жизни, надежде.

«Тонкий меч» я могу назвать очень удачной современной сказкой, которая написана в лучших традициях жанра и говорит о вечных ценностях, о печали неизбежных потерь, на смену которым приходит новая жизнь, о нашем внутреннем устройстве души. Как и любая хорошая сказка, история нашего героя не всегда про ответы, она часто оставляет после себя много вопросов, стимулирует маленького читателя думать и наблюдать.

Во время чтения у ребёнка могут возникнуть разные вопросы, согласие или протест — и это лучшее, что может произойти. Советую родителям не бояться вопросов ребёнка, а приветствовать их. И вполне допускаю, что не на все вопросы вы сможете найти ответы сразу, может быть это произойдет позже, позвольте этому процессу поиска быть и развиваться в жизни ребёнка.

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы.

Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Это путешествие тоже метафора — это путешествие к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Вопросы и задания, которые я рекомендую родителям для обсуждения книги с ребёнком:

— Какие мы знаем древние легенды, мифы, сказки о жизни и смерти?

— Мы встречаем много природных символов в мифах разных стран, например, Древней Греции и Древнего Египта — река, солнце, подземный мир, небо. Как ты думаешь, почему? Какую информацию можно найти об этом в интернете или энциклопедиях?

— Какие ещё ты знаешь книги, где герои отправляются в путешествие?

— Почему некоторые жители Царства Господина Смерть помогают мальчику спасти его маму?

— Нарисуй персонажей книги, которые показались тебе наиболее интересными — создай свой вариант иллюстрации или портрета героя.

— Какие чувства вызывает у мальчика встреча с Господином Смерть? Почему он не кажется ему страшным?

— В мультиках мы часто встречаем сюжеты, когда герои-дети попадают в другие миры. Например, в фильме японского режиссёра Хаяо Миядзаки «Унесённые призраками». Какие ты знаешь фильмы с похожим сюжетом? Чему учатся герои, попадая в другой мир? Можем мы сказать, что они остались прежними или что-то в них меняется?

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы. Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Книжное путешествие — тоже метафора. Это путешествие читателя к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Обложка поста: unsplash.

Источник: https://deti.mann-ivanov-ferber.ru/2019/09/19/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-obsuzhdaem-skazku-tonkij-mech-s-psixologom-i-terapevtom/

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Источник: https://lifehacker.ru/rebenok-smert-blizkix/

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

В каком возрасте говорить с детьми о том, что все мы здесь не навсегда? Какие слова подобрать для ребенка, когда кто-то близкий уходит из жизни? И стоит ли брать его для прощания? Рассказывает психолог, семейный консультант-медиатор Мария Фабричева.

Страх смерти является самым древним, пожалуй, потому что это то, перед чем человек бессилен. И у каждого из нас есть нормативные этапы проживания этого страха. Начиная с раннего детства.

3 — 7 лет

Подпишитесь на канал DELO.UA

В этом возрасте ребенок начинает отсоединять себя от родителей на психологическом уровне, он заявляет о своем «я». В три года страх смерти еще не осознанный и проявляется в том, что дети начинают бояться темноты или какой-то неизвестности.

Часто именно в этот период ребенка отводят в детский сад, и в этот момент он ощущает первую потерю, отрыв от своих родителей, проживая в нормативе страх смерти.

У него могут возникать мысли: «А что если это навсегда? А что если меня не заберут?» Важно понимать, что дети видят время по-другому: для них час или тем более полдня — это вечность. Потому нужно напоминать ему, что после того, как он поиграет в садике, родители обязательно придут за ними.

И будьте последовательны: если вы сказали ребенку, что заберете его в два часа, важно это сделать. Если же вы опоздали, нужно понятно объяснить причины, а еще лучше заранее предупредить воспитателя, чтобы тот передал ребенку: мама или папа задерживаются, но скоро будут.

Бывает, что ребенок теряет кого-то из близкого окружения в таком раннем возрасте. У нас принято считать, что дети до семи лет мало что понимают и не стоит с ними это проговаривать. И это ошибка.

Да, возможно, на ментальном уровне ребенок не мыслит такими понятными категориями, как мыслят взрослые люди, но на эмоциональном уровне он пропускает через себя все эмоции семьи. И если он видит, что родитель ходит грустный, плачет, то он может эти эмоции натягивать на себя и тем самым травмироваться, не понимая, что происходит.

А человеку, даже маленькому, свойственно искать смыслы. И если с ним не проговаривать, что происходит, он может сам придумать некое объяснение. К примеру, он может подумать, что мама плачет из-за него. И таким образом у него образуется комплекс вины. Он может решить, что родители его не любят и потому не разговаривают и что-то скрывают.

И таким образом в нем формируется недоверие к миру. Он может подумать, что что-то происходит без его участия. И таким образом сформировать в себе комплекс контроллера.

Важно опуститься на уровень ребенка, обнять его и объяснить: «Сейчас очень грустный период, мама и папа расстроены, однако, малыш, причина этой грусти не ты и не твое поведение». Если ребенок спросит, почему так, расскажите, но не употребляйте слова «умер». Можно сказать: «От нас ушел дедушка.

Ушел навсегда, но не потому что он нас не любит, а просто он перешел в другой мир». Можно пробовать использовать метафоры, сказки. Главное — объяснить, что это не его ответственность, и бывает, что происходят вещи, с которыми мы ничего поделать не можем. И не бойтесь выражать свои чувства.

Помните, если ребенок захочет плакать и грустить с вами, он имеет на это полное право.

7 лет

В этом возрасте ребенок попадает на стадию структуры: он систематизирует свои навыки и готовится к переходному периоду. Добавьте к этому первый класс, вызывающий стресс, а потом еще и просмотры телеканалов, влогов, программ, где он может увидеть нечто устрашающее.

Эти страхи важно  проговаривать с ребенком, а еще лучше — прорисовывать. Пусть ваш ребенок нарисует то, что его пугает, беспокоит, а потом предложите модифицировать этот страх во что-то более позитивное.

К примеру, он рисует какого-то страшного монстра, а потом дорисовывает ему улыбку.

Если в этот период семья сталкивается с потерей, о ней можно уже говорить более откровенно. Нужно понимать, что у ребенка может сложиться сильная привязанность к человеку, которого больше нет.

Объясняйте ему: «Ты можешь злиться, ведь мы часто злимся от бессилия, если никак не можем повлиять на ситуацию. Мы рядом и готовы тебя поддержать».

Если же ближайшим родственникам — родителям, бабушкам и дедушкам — сложно говорить с ребенком о случившемся, важно найти тех взрослых (друзей, крестных), которых эта потеря не касается напрямую и которые в вашем присутствии могут поговорить с ребенком.

До семи лет ребенка лучше не брать на похороны, пусть он побудет с кем-то из взрослых, кому вы и он доверяете. Но ему нужно объяснить, куда вы уезжаете и что детей такого возраста туда не принято брать. «Под шумок» уехать и вернуться, думая, что ребенок не заметит, — не получится. Дети все видят и замечают и могут интерпретировать это по-своему: что это он плохой, он вне семьи, потому и не взяли, к примеру.

11 — 13 лет

В этом возрасте у ребенка возникает следующий нормативный страх смерти, потому что он входит в подростковый период. У него начинаются гормональные всплески и подростковые бунты. Есть риск, что к этому периоду он может относиться к смерти как к фантазии, что это не навсегда. Важно проговаривать с ним, что такое фантазия: «Да, мы все хотим верить в то, что есть какие-то другие миры, но, к сожалению, это все не реально».

Еще одна опасность этого периода — заигрывания со смертью в стиле «все умрут, а я останусь», через которые подростки проживают свой страх. И с одной стороны, они понимают, что люди не бессмертны, но, с другой, верят в свое всемогущество и способность победить темные силы. Это может проявляться в приверженности к фэнтези или определенной субкультуре, в которой теме смерти выделяют центральное место.

Важно, чтобы к подростковому возрасту у вас уже был выстроен диалог с ребенком, чтобы вам не приходилось запугивать его страшилками. Рассказывайте истории о себе, своем детстве и опыте. И да, подросток имеет право фыркать и не соглашаться, потому что он находится в возрасте оппозиции ко всему. Но это также возраст, когда он очень уязвим, и родителям важно не обесценивать увлечения своего ребенка, а интересоваться и находить ресурсы в этом.

Или, если уж вас так сильно пугает какая-то субкультура, говорите о своих чувствах: «О, какой-то этот супергерой слишком темный, тебе не кажется. А расскажи, чем он тебе нравится? Какие качества в нем тебя привлекают?» Как правило, детям ведь нравится не просто герой, а определенный набор качеств, которые им хотелось бы видеть и в себе. Если ребенок теряет кого-то близкого в этом возрасте, тактика не меняется.

Вы как родители не скрываете чувств, вы говорите, что кого-то не стало. Но тут уже называете вещи своими именами, возможно, называете причину, к примеру, болезнь. Вы можете сказать ребенку, что он может поколотить подушку, порвать бумагу, потопать ногами, покричать, чтобы выплеснуть свои эмоции. Касательно похорон, нужно спросить его — хочет ли он поехать. И ребенок имеет право в возрасте 12-13 лет уже присутствовать, чтобы попрощаться с человеком.

Правда, лучше, чтобы с ним рядом был взрослый, у которого есть силы его поддержать. И точно так же ребенок может отказаться ехать на кладбище, и это опять-таки его право. Важно не давить на него, не игнорировать его мнение и помнить, что он может и передумать: вчера не хотел ехать на похороны, а утром проснулся и решил, что ему нужно присутствовать и провести близкого человека.

И, конечно, если вы чувствуете, что не знаете, как говорить с ребенком о потере близкого человека, и в вашем дружественном окружении нет людей, которые могут вас поддержать в этот не простой период, помните — вы можете обращаться за поддержкой к психологам и психотерапевтам и получить квалифицированную помощь.

Иллюстрации: Алина Борисова

Источник: https://zza.delo.ua/do/prosto-o-slozhnom-kak-govorit-s-detmi-o-smerti-345247/

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Здесь лучше делать акцент на том, что люди умирают в глубокой старости, и прежде чем она наступит, произойдет много-много разных, интересных и важных событий: «ты вырастешь, научишься (дальше можно перечислить многочисленные навыки, которые освоит ребенок – кататься на коньках и роликах, печь вкусное печенье, сочинять стихи, организовывать вечеринки), закончишь в школу, поступишь в институт, у тебя будет своя семья, дети, друзья, свое дело, твои дети тоже вырастут и выучатся, будут работать Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. А твоя жизнь только начинается».

О себе можно сказать: «я собираюсь жить долго-долго, вот завтра я хочу сделать то-то и то-то, через месяц – то-то и то-то, а через год планирую , а через 10 лет мечтаю »

Если ребенок уже знает о том, что люди умирают и в молодом возрасте тоже, надо признать, что такое действительно случается, в любом явлении есть исключения, но большинство людей все же доживает до глубоких морщин.

https://www.youtube.com/watch?v=wxYuD4xgutE

Страх смерти может отразиться в ночных кошмарах, лишний раз подчеркивая лежащий в его основе инстинкт самосохранения. Здесь нужно помнить о том, что страхи очень не любят, когда о них рассказывают, проговаривают вслух вновь и вновь, поэтому надо не дрожать от страха под одеялом, а делиться тем, что пугает, с родителями.

В процессе рисования страхи могут вновь ожить, заостриться. Считается, что бояться этого не стоит, поскольку оживление страхов — одно из условий их полного устранения. (Важно: по этическим соображениям нельзя просить ребенка изобразить на рисунке страх смерти родителей).

Отлично прорабатываются страхи на сеансах песочной терапии.

И да, лучшая стратегия для родителей при возникновении детских страхов – не драматизировать, не создавать ажиотажа, успокаивать («я рядом, я с тобой, ты под моей защитой»), ласкать-целовать-обнимать, быть эмоционально отзывчивыми, давать поддержку, любовь, признание, а самим – быть стабильными, спокойными и уверенными в себе, собственные страхи – прорабатывать, а не транслировать их детям.

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Нельзя утаивать смерть.

Сообщить ребенку должен самый близкий взрослый, тот, кого ребенок хорошо знает и кому он доверяет.

Начинать разговор надо в тот момент, когда ребенок сыт, не устал, не взбудоражен. Не в детской!

Во время разговора нужно держать себя в руках, можно заплакать, но нельзя разрыдаться и погрузиться в собственные чувства. Фокус внимания – на ребенке.

Желателен телесный контакт и контакт глаза в глаза.

Реакция ребенка может быть разной, иногда очень неожиданной, примите ее такой, какая она есть. Если заплакал – обнимите, покачайте на руках, тихо и ласково утешьте. Если убежал – не бегите вслед. Зайдите к нему через 15-20 минут и посмотрите, чем занят. Если ничем – сядьте молча рядом.

Потом можно рассказать, что будет завтра-послезавтра. Если играет, присоединитесь к игре и играйте по его правилам. Если хочет побыть один – оставьте его одного. Если бесится – усильте эту активность. Когда выдохнется, сядьте рядом и расскажите о будущем.

Не бойтесь детской истерики, скорее всего, ее не будет.

Приготовьте ему на ужин его любимую еду (но без особых пиршеств). Проведите с ребенком побольше времени. Укладывая спать, спросите, не хочет ли он оставить свет? Или может быть, вам посидеть с ним, почитать, рассказать ему сказку?

Если в эту или последующую ночь ребенок будет видеть страшные сны, просыпаться и прибегать, то в первую ночь, если он просит, можно разрешить ему остаться в вашей постели (но только если он сам просит, не предлагайте). В остальных случаях следует отправить его обратно в свою кровать и сидеть с ним рядом, пока он не заснет.

Не избегайте с ребенком разговоров о смерти или его переживаниях, не ограничивайте в выборе книг или мультфильмов, в которых, по вашему мнению, могут быть сцены, напоминающие ему о горе.

Важно вносить как можно меньше изменений в его привычный образ жизни. Вокруг ребенка должны быть те же люди, игрушки, книжки. Рассказывайте ему ежевечерне о ваших планах на завтра, составляйте расписания, намечайте и – что очень важно! – выполняйте мероприятия. Делайте все, чтобы создать ребенку ощущение, что мир стабилен и предсказуем, даже если в нем нет близкого человека. Обедайте, ужинайте и ходите на прогулки в то же время, в какое ребенок привык делать это до потери.

Капризы, раздражение, агрессия, апатия, плаксивость, возбужденность или несвойственная замкнутость, игры на тему жизни и смерти, агрессивные игры в течение 2 месяцев – норма.

Если характер игр, рисунков, взаимодействия с предметами и другими детьми не возвращается за 8 недель к той норме, что была до потери, если по прошествии этого времени ребенка продолжают мучить кошмары, он мочит постель, начал сосать палец, стал раскачиваться, сидя на стуле или стоя, крутить волосы или подолгу бегать на цыпочках – ему нужно на прием к психологу.

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Этот вопрос решается индивидуально. Можно спросить самого ребенка (спросить надо 2 раза), хочет ли он поехать на кладбище. Если нет – остается дома. Если да, то в таком случае во время похорон рядом с ребенком должен быть близко знакомый взрослый, который будет сохранять с ним физический контакт и отвечать на все вопросы, т.е. посвятит себя только ему.

Если умер домашний питомец

Его можно похоронить всей семьей, на могилу положить цветы. Похороны – это ритуал прощания, который помогает нам выстроить границу между жизнью и смертью.

Скажите ребенку, чтобы он не стеснялся своих чувств, что оплакивать, горевать по умершему любимому существу, будь то человек или питомец – абсолютно нормально и естественно, и нужно время, чтобы пережить потерю, когда острая тоска сменяется светлой печалью и происходит примирение с жизнью, в которой любимого существа больше нет, но есть его образ в памяти и сердцах тех, кому он был дорог.

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

как говорить с детьми о смерти

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

Как говорить с детьми о смерти | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

как говорить с детьми о смерти

Как говорить с детьми о смерти

Время от времени в жизни каждой семьи происходят потери,  смерти и расставания. И взрослым трудно говорить об этом, а если есть необходимость сообщить о смерти близкого ребенку, то такая задача кажется и вовсе неразрешимой. Как правило, взрослые до последнего оттягивают момент беседы с ребенком, пытаются объяснять малышам метафорически, уходя от прямых сообщений, считая, что это травмирует их намного сильнее.

Как же подобрать правильные слова, как вести себя с ребенком в такой непростой для всех ситуации? Как сделать так, чтобы он пережил смерть близкого человека с наименьшими эмоциональными потерями для себя?

Постараемся дать ответ на самые распространенные вопросы, с которыми сталкивается семья, потерявшая близкого.

Как говорить детям о смерти?

Постарайтесь выбрать тихое место, где никто не будет вам мешать, сядьте близко к ребенку и расскажите просто и честно как есть. Не бойтесь слов, обозначающих смерть: «умер», «мертвый» и т.д. Не избегайте тактильного контакта, обнимите ребенка, если тот не сопротивляется, возьмите за руку. Расскажите просто и понятно как умер близкий (например, «папа попал в аварию, он очень сильно пострадал от этого, и он умер»)

  Не употребляйте эвфемизмы, обозначающие смерть («потеряли», «ушел от нас», «ушел в иной мир», «уснул», «оставил»). Эти выражения оставляют много неясного для ребенка и могут питать его страхи, например, что его оставят, может начать бояться ложиться спать. Дети могут многого не понимать и спрашивать, что это значит: «мертвый»? Объясняйте и это простыми, честными словами: «больше не живет, не может дышать, кушать, спать, разговаривать, слышать и чувствовать, быть с нами».

Если ребенок задает вопросы, на которые вы не можете ответить («почему умер»), признайтесь ему в этом. Можно попробовать объяснить, что смерть – то, что происходит со всеми живыми существами, часть их жизни, мы не можем этим управлять, это происходит и все.

Иногда дети возлагают вину за смерть близкого на себя, тогда необходимо очень прямо сказать: «Ты не виноват, ничто из того, что ты сказал или сделал, подумал, не стало причиной смерти».

Нужно ли брать детей на похороны?

Каждая семья подобный вопрос решает для себя самостоятельно. В нашей культуре скорее не принято это делать, но при принятии решения следует помнить, что похороны, поминки – это ритуал прощания с умершим, который облегчает в последующем переживание горя утраты, в котором семья принимает участие вся, объединенная общими чувствами, можем ли мы в новой и пугающей ребенка ситуации лишить его подобной поддержки семьи, отставив его в сторону?

Как правило, если ребенок старше шести лет, его можно брать на похороны, если вы ему предлагаете и он хочет. Когда ребенок участвует в похоронах вместе со своими близкими, он, как и остальные члены семьи, получает возможность выразить свои чувства, горе, получить поддержку семьи, проститься с умершим. Он находится со своей семьей, теми, кто живет, несмотря на потерю, и чувство принадлежности дает ему чувство базовой безопасности.

Но необходимо заранее подготовить ребенка к тому, как прощание происходит на похоронах. Расскажите, что, скорее всего, кто-то будет плакать. Разрешите детям задавать вопросы и если вы сами не в силах отвечать на них, попросите сделать это кого-то из знакомых ему близких.

 Вместе с тем, не стоит ребенка заставлять идти на похороны, и позаботьтесь, чтобы у него не возникало чувство вины в связи с этим.

Детям не вредит, если они наблюдают горевание, печаль и слезы других людей, наоборот, это обучает их способам выражения горя. Часто, взрослые боятся неадекватного поведения детей на похоронах, но мы же помним, что дети всему учатся у нас, если мы ведем себя понятно для окружающих, нет оснований ожидать от детей обратного.

Дети могут задавать множество вопросов про смерть, про похороны, повторяя их неоднократно и в одном разговоре и на протяжении некоторого времени. Важно отвечать им как можно более честно, просто и открыто, не прерывая их интерес.

 Когда детям можно разрешать начинать играть снова?

Как только появится такая потребность. Горе у них может проявляться волнами. Они не горюют непрерывно, нуждаясь в передышке; она дает им возможность по-своему выражать чувства. Движение, игра помогают им избавиться от тревоги и пережить стресс.

Понимают ли дети происходящее?

0-2 года – утрата понимается как временная разлука

2-6 лет – ребенок обладает так называемым магическим мышлением: верит в возможность предотвратить или «наколдолвать»/ вызвать любое событие.

6-12 лет – конкретное мышление: «потеряли», «уснул», «ушел» воспринимается буквально.

12 лет и старше – реалистическое мышление, позволяет понимать окончательность смерти.

Как родители могут помочь ребенку?

Самое главное, что вы можете сделать для ребенка – это быть с ним рядом, быть с ним честным и любить его.

Ребенок, переживший утрату, очень нуждается в родительском терпении, защите, безопасности, доверии, ему, как и вам, тоже нужна поддержка. Необходимо заботиться о ребенке, утешать его, уделять больше внимания и времени.

Чтобы не стимулировать или не поддерживать страхи необходимо сообщать, куда вы идете и когда вернетесь назад. Если вы оставляете его надолго, звоните, чтобы сообщить, что у вас все хорошо.

Позволяйте выражать свои чувства, горе, позволяйте плакать и говорить об умершем. Помогите ребенку часто возвращаться к воспоминаниям о нем, особенно в первое время. Не торопите его словами о том, что пора уже забыть, он забудет, когда сможет.

Разъясняйте ребенку реакции и чувства, которые он испытывает, называйте их: например, «тебе грустно», «ты печалишься» и т.п. Помогите ребенку поделиться своими страхами и переживаниями. Разделяйте его стремление к безопасности.

Если ребенок испытывает чувство стыда или вины, скажите что никто не может научить его, как вести себя в такой ситуации, это произошло независимо от него и он не виноват ни в чем.

 Будьте терпеливы к переменам в поведении: если появляются трудности, связанные с концентрацией внимания, с выполнением обязанностей в школе и других сферах, если наблюдается регрессия в поведении (начал сосать палец, например). Снизьте несколько уровень требований к нему, требуйте некоторое время от него простых и понятных вещей, с которыми, вам точно известно, он справится.

В каких случаях следует обращаться к специалистам?

 — ребенок долго плачет и не может успокоиться

—  появились частые и продолжительные приступы гнева

— происходят очень резкие перемены в поведении

— заметно снижается школьная успеваемость

— надолго замыкается в себе, теряет интерес к вещам, которые раньше доставляли ему удовольствие, к друзьям, становится безразличным, молчаливым

— нарушается аппетит и сон, мучают кошмары

— появились жалобы на различные недомогания, худеет

— мрачно смотрит в будущее.

Источник: https://mokc.by/index.php/content/kak-govorit-s-detmi-o-smerti

Как говорить о смерти

как говорить с детьми о смерти

Мы много пишем об онкологических заболеваниях, о смерти и умирании, но сами каждый раз пытаемся найти способ говорить об этом. Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян объясняет, как не бояться ни смерти, ни разговоров о ней.

 — Нужно ли сообщать человеку диагноз, говорить, что жить ему осталось, например, меньше года?

Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян из личного архива

— Да, обязательно. Не говорить — это за гранью добра и зла, это нарушение прав человека. Базовое право человека — знать о том, что в обозримом будущем он перестанет здесь быть. Мы обязаны дать ему шанс закончить важные дела, закрыть какие-то вопросы, написать завещание, очистить свою совесть, может быть.

Я долгие годы волонтерила в хосписе и после этого не то что перестала бояться смерти от онкологического заболевания, я ее горячо приветствую (конечно, при наличии нормальной паллиативной помощи). Внезапная смерть гораздо хуже. А так ты знаешь, что у тебя впереди три месяца, и твоя жизнь мгновенно приобретает смысл.

Для меня «говорить — не говорить» — это разница между тактикой и стратегией. Не говоря маме, что она умирает, я выигрываю в тактическом плане: мне не нужно отвечать на миллион сложных вопросов. Стратегически я проигрываю, потому что, когда она уйдет, останется миллион нерешенных вопросов и непроговоренных тем.

Это как с каминг-аутом — люди не говорят, потому что боятся реакции близких.

«Если я маме скажу, что у нее онкология, она умрет». Суровая правда в том, что она и так умрет

В хосписе тяжело наблюдать за страшным напряжением, которое можно ножом резать. Это попытка родственников обойти того слона, что стоит посреди комнаты. Они говорят обо всем, о чем угодно, кроме самого главного.

Мы делаем вид, что смерти нет. И когда я пытаюсь заговорить на эту тему, мне отвечают: «Не говори о плохом». Отношение к смерти, как к чему-то стыдному, похоже на отношение к ЛГБТ в нашем обществе. Но если вы можете прожить всю жизнь и не столкнуться, например, с гомосексуалами, то не умереть нельзя.

 — Как сообщить родственнику смертельный диагноз?

— Тут должны вступать психологи, которые работают и с умирающим, и с его родственниками. Чтобы все было экологично, нетоксично, с любовью, с достоинством. Потому что это действительно очень страшно. Работа психолога с близкими даже важнее. Когда заболевает кто-то в семье, это удар по всей системе, никто не знает, как с этим справляться. Родственники понимают, что надо фокусироваться на больном, поддерживать его, помогать, быть рядом, но каждый из них тоже нуждается в помощи.

 — Как говорить с больным о смерти?

— Да так же, как обо всем. Честно, боясь, не зная, не понимая, не имея инструкции, но стараясь помогать ему, себе, друг другу. Мы должны стремиться к сотрудничеству. Нет единого рецепта. Но этот скелет надо вытащить из шкафа. Не надо наращивать токсикоз. Должна быть возможность сказать умирающей маме: «Мне страшно, что тебя не будет, и я не знаю, как жить».

 — Это можно обсуждать?

— Это нужно обсуждать. Есть масса вещей, которые мы не говорим людям, потому что нам кажется, что и так все понятно. Ко мне очень часто приходят люди со душевными ранами, нанесенными родителями. Например, женщина с обидой на маму, которой уже тридцать лет как нет в живых.

А возможно, мама, зная, что ее часы сочтены, повела бы себя совершенно иначе, могла сказать что-то типа: «Я была не права. Мне жаль, что я гнобила тебя в детстве». Перед лицом смерти человек меняется, отбрасывает мелкие вещи, становится более благородным. Это освобождает близких от огромного количества боли, страданий, переживаний.

Да, разговаривать страшно, но результат того стоит.

 — Можно ли плакать?

— Есть слезы — плачь. Это очень экологично, нельзя оставлять слезы внутри себя. Надо и плакать, и горевать, и покойных надо оплакивать. Не потому, что они умерли, а потому что ты остался без них.

 — Обсуждать ли будущие похороны с умирающим?

— Конечно. Когда воинствующих атеистов хоронят с отпеванием и прочими атрибутами, это неуважение к умершему. Это не вопрос удобства для оставшихся. Даже если близкие воцерковленные, они должны уважать волю умершего, это его смерть, а не их. Я люблю повторять, что если меня будут хоронить с попами, то я встану из гроба и всех перестреляю.

 — Как разговаривать с детьми о смерти близких?

— С детьми надо разговаривать о смерти раньше, чем кто-то умер. Это явление жизни, и дети должны о нем знать. Ведь роль родителей — просвещать, подготовить к жизни.

Если ребенок разбивает коленку, мама льет перекись на ранку, а не пытается делать вид, что он никуда не падал и коленка совершенно целая. Если вы в семье говорите о смерти, то для них не будет шока. Не надо пытаться оберегать детей от всего.

Это очень порочная практика, когда бабушка умерла, и мама не плачет, чтобы не расстраивать ребенка, а он не плачет, потому что это не принято, а в результате вся боль остается внутри.

 — Есть какие-то правила в разговоре о смерти?

— Нет. Невозможно написать инструкцию для родственников умирающих. Надо любить друг друга при жизни. Доверие, уважение, сотрудничество и транспарентность — вот способ строить здоровые отношения.

Просветительский проект InLiberty приглашает поговорить о смерти: образовательный курс «Смерть: в науке, культуре, политике и нашей жизни» открывается 14 мая.

Шесть занятий (по понедельникам с 19:00) слушатели вместе с кураторами (социологами, антропологами, врачами) будут обсуждать самые разные сюжеты, связанные со смертью: от мертвого тела Ленина до цифрового бессмертия и новых медицинских технологий, от традиционных похорон до эвтаназии и добровольного ухода из жизни. Подробная информация о курсе и билеты здесь.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/05/07/kak-ne-boyatsya-govorit-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? Обсуждаем сказку «Тонкий меч» с психологом и терапевтом

Светлана Филяева, психолог и сказкотерапевт

Недавно в МИФе вышла необычная детская книга, которая затрагивает тему смерти. Тему, о которой зачастую боятся говорить даже взрослые, тем более с детьми. Но стоит ли нам ограждать их (и себя) от этого? К чему приводит избегание? Какие еще глубокие смыслы спрятаны в сказке? Своими мыслями о книге «Тонкий меч» поделилась с нами психолог, арт— и сказкотерапевт Светлана Филяева.

«Тонкий меч» — удивительная и терапевтичная сказка, в которой много важных тем. Это очень трепетное и мудрое экзистенциальное прикосновение к табуированной в современном обществе теме смерти.

Как говорить с ребёнком о смерти?

Это один из самых сложных вопросов для современного родителя. Мы в значительной степени утратили ритуалы прошлого, ритуалы отпускания, а новых ритуалов, которые пришли бы на место прежних и помогали бы мягко и терапевтично проживать этап потери, не появилось.

Избегание. Мы избегаем говорить с детьми о «плохом», о болезни и смерти. И я все чаще сталкиваюсь с таким феноменом в поведении современных родителей.

Это избегание не делает детей сильнее и спокойнее, как надеются взрослые, а напротив — делает слабыми, уязвимыми перед печальными событиями в жизни, увеличивает тревожность ребёнка.

Вербализация. Гораздо более здоровый процесс для психики ребёнка — когда взрослый разделяет непростые переживания с ребёнком, говорит о них, подойдут самые простые слова.

Я всегда советую вербализовать в общении с ребенком все эмоции, особенно самые сложные для него. Не нужно бояться говорить о смерти. Смерть — это часть жизненного цикла, и событие это всегда связано с естественными чувствами печали, гнева, страха.

Если взрослый молчит о смерти, то и ребёнок запирает свои чувства на замок. Это может привести к появлению страхов, фобий — страха смерти, страха заболеть, навязчивого страха потерять родственников.

Как психолог я часто на консультациях слышу рассказы взрослых клиентов о том, как они остались в детстве наедине со своим страхом смерти или оказались без тёплой эмоциональной поддержки, когда в семье произошла утрата. Став взрослыми людьми, они отмечали сложности с выражением чувств, плохой контакт со своим внутренним эмоциональным миром, трудности в общении, когда нужно попросить о помощи или поддержать другого, трудности с построением близких отношений.

Когда мы говорим с детьми о сложных чувствах, грустных событиях, то происходит терапевтический целительный эффект, сила переживаний уменьшается, а разделенность печали, тепло и поддержка другого человека, значимого взрослого, всегда даёт дополнительные силы.

Сказка и метафора. Иногда с ребёнком поговорить о смерти можно напрямую, а иногда обратиться к метафорической истории.

Конечно, первым источником таких метафор для детей всегда были сказки. И в традициях сказок всех культур мы встречаем обращение к теме двух миров — мира живых и миры мертвых. Сказка была первым способом терапии, вербализации сложных пугающих тем и чувств, тренингом и уроком.

Даже если вспомнить традицию русских народных сказок, то мы найдём много символики круга жизни — «живая» и «мертвая» вода, Кащей Бессмертный и его жизнь, которая хранится в яйце, Баба Яга — древнее языческое божество, не принадлежащее миру живых.

Миф о потустороннем мире

Книга «Тонкий меч» наполнена аллегориями и метафорами, которые узнает читатель даже весьма поверхностно знакомый с классический античной мифологией. Вслед за героем мы отправляемся в Царство Господина Смерть, пересекая невидимую границу миров.

Те, кто умер и попал сюда, становятся другими — принимают обычаи Королевства, ведут хозяйство, заводят семьи, соблюдают уклад. Здесь живут Хильдины, Спартаны и Гарпирии. Есть река и ее хранитель. Есть сады, замки, селения, пещеры, поля, леса. Время здесь бесконечно.

Не только мирные трапезы (а еда в книге тоже очень символична), но и войны случаются здесь. И война, на которой невозможно умереть — становится еще одной метафорой этого удивительного мира.

Мир живых и Царство мертвых в сказке не противопоставлены, но существуют в параллели — каждый в своей наполненной смыслом уникальности. Тема хрупкого баланса между мирами проходит сквозной нитью через весь сюжет — сначала это только знаки, намеки, символы, но ближе к финалу герои начинают говорить напрямую об этом. Баланс нарушен: это вызывает и страх, и гнев, и желание защищаться у жителей Царства Мертвых.

Мальчик устремляется за лодкой Господина Смерть, чтобы спасти свою маму. Он пересекает границу, нарушает все возможные правила и представления об устройстве миров. На него объявлена охота, он чужак, он может уничтожить баланс между миром живых и миром мертвых.

Сказка как терапия

К несомненным литературным достоинствам книги, добавлю ценность и терапевтичность истории. «Тонкий меч» снимает табу с темы смерти, убирает напряжение, не прячет от читателя-ребёнка истину, оставляет место любви, жизни, надежде.

«Тонкий меч» я могу назвать очень удачной современной сказкой, которая написана в лучших традициях жанра и говорит о вечных ценностях, о печали неизбежных потерь, на смену которым приходит новая жизнь, о нашем внутреннем устройстве души. Как и любая хорошая сказка, история нашего героя не всегда про ответы, она часто оставляет после себя много вопросов, стимулирует маленького читателя думать и наблюдать.

Во время чтения у ребёнка могут возникнуть разные вопросы, согласие или протест — и это лучшее, что может произойти. Советую родителям не бояться вопросов ребёнка, а приветствовать их. И вполне допускаю, что не на все вопросы вы сможете найти ответы сразу, может быть это произойдет позже, позвольте этому процессу поиска быть и развиваться в жизни ребёнка.

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы.

Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Это путешествие тоже метафора — это путешествие к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Вопросы и задания, которые я рекомендую родителям для обсуждения книги с ребёнком:

— Какие мы знаем древние легенды, мифы, сказки о жизни и смерти?

— Мы встречаем много природных символов в мифах разных стран, например, Древней Греции и Древнего Египта — река, солнце, подземный мир, небо. Как ты думаешь, почему? Какую информацию можно найти об этом в интернете или энциклопедиях?

— Какие ещё ты знаешь книги, где герои отправляются в путешествие?

— Почему некоторые жители Царства Господина Смерть помогают мальчику спасти его маму?

— Нарисуй персонажей книги, которые показались тебе наиболее интересными — создай свой вариант иллюстрации или портрета героя.

— Какие чувства вызывает у мальчика встреча с Господином Смерть? Почему он не кажется ему страшным?

— В мультиках мы часто встречаем сюжеты, когда герои-дети попадают в другие миры. Например, в фильме японского режиссёра Хаяо Миядзаки «Унесённые призраками». Какие ты знаешь фильмы с похожим сюжетом? Чему учатся герои, попадая в другой мир? Можем мы сказать, что они остались прежними или что-то в них меняется?

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы. Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Книжное путешествие — тоже метафора. Это путешествие читателя к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Обложка поста: unsplash.

Источник: https://deti.mann-ivanov-ferber.ru/2019/09/19/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-obsuzhdaem-skazku-tonkij-mech-s-psixologom-i-terapevtom/

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Источник: https://lifehacker.ru/rebenok-smert-blizkix/

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

В каком возрасте говорить с детьми о том, что все мы здесь не навсегда? Какие слова подобрать для ребенка, когда кто-то близкий уходит из жизни? И стоит ли брать его для прощания? Рассказывает психолог, семейный консультант-медиатор Мария Фабричева.

Страх смерти является самым древним, пожалуй, потому что это то, перед чем человек бессилен. И у каждого из нас есть нормативные этапы проживания этого страха. Начиная с раннего детства.

3 — 7 лет

3 — 7 лет

Подпишитесь на канал DELO.UA

В этом возрасте ребенок начинает отсоединять себя от родителей на психологическом уровне, он заявляет о своем «я». В три года страх смерти еще не осознанный и проявляется в том, что дети начинают бояться темноты или какой-то неизвестности.

Часто именно в этот период ребенка отводят в детский сад, и в этот момент он ощущает первую потерю, отрыв от своих родителей, проживая в нормативе страх смерти.

У него могут возникать мысли: «А что если это навсегда? А что если меня не заберут?» Важно понимать, что дети видят время по-другому: для них час или тем более полдня — это вечность. Потому нужно напоминать ему, что после того, как он поиграет в садике, родители обязательно придут за ними.

И будьте последовательны: если вы сказали ребенку, что заберете его в два часа, важно это сделать. Если же вы опоздали, нужно понятно объяснить причины, а еще лучше заранее предупредить воспитателя, чтобы тот передал ребенку: мама или папа задерживаются, но скоро будут.

Бывает, что ребенок теряет кого-то из близкого окружения в таком раннем возрасте. У нас принято считать, что дети до семи лет мало что понимают и не стоит с ними это проговаривать. И это ошибка.

Да, возможно, на ментальном уровне ребенок не мыслит такими понятными категориями, как мыслят взрослые люди, но на эмоциональном уровне он пропускает через себя все эмоции семьи. И если он видит, что родитель ходит грустный, плачет, то он может эти эмоции натягивать на себя и тем самым травмироваться, не понимая, что происходит.

А человеку, даже маленькому, свойственно искать смыслы. И если с ним не проговаривать, что происходит, он может сам придумать некое объяснение. К примеру, он может подумать, что мама плачет из-за него. И таким образом у него образуется комплекс вины. Он может решить, что родители его не любят и потому не разговаривают и что-то скрывают.

И таким образом в нем формируется недоверие к миру. Он может подумать, что что-то происходит без его участия. И таким образом сформировать в себе комплекс контроллера.

Важно опуститься на уровень ребенка, обнять его и объяснить: «Сейчас очень грустный период, мама и папа расстроены, однако, малыш, причина этой грусти не ты и не твое поведение». Если ребенок спросит, почему так, расскажите, но не употребляйте слова «умер». Можно сказать: «От нас ушел дедушка.

Ушел навсегда, но не потому что он нас не любит, а просто он перешел в другой мир». Можно пробовать использовать метафоры, сказки. Главное — объяснить, что это не его ответственность, и бывает, что происходят вещи, с которыми мы ничего поделать не можем. И не бойтесь выражать свои чувства.

Помните, если ребенок захочет плакать и грустить с вами, он имеет на это полное право.

7 лет

7 лет

В этом возрасте ребенок попадает на стадию структуры: он систематизирует свои навыки и готовится к переходному периоду. Добавьте к этому первый класс, вызывающий стресс, а потом еще и просмотры телеканалов, влогов, программ, где он может увидеть нечто устрашающее.

Эти страхи важно  проговаривать с ребенком, а еще лучше — прорисовывать. Пусть ваш ребенок нарисует то, что его пугает, беспокоит, а потом предложите модифицировать этот страх во что-то более позитивное.

К примеру, он рисует какого-то страшного монстра, а потом дорисовывает ему улыбку.

Если в этот период семья сталкивается с потерей, о ней можно уже говорить более откровенно. Нужно понимать, что у ребенка может сложиться сильная привязанность к человеку, которого больше нет.

Объясняйте ему: «Ты можешь злиться, ведь мы часто злимся от бессилия, если никак не можем повлиять на ситуацию. Мы рядом и готовы тебя поддержать».

Если же ближайшим родственникам — родителям, бабушкам и дедушкам — сложно говорить с ребенком о случившемся, важно найти тех взрослых (друзей, крестных), которых эта потеря не касается напрямую и которые в вашем присутствии могут поговорить с ребенком.

До семи лет ребенка лучше не брать на похороны, пусть он побудет с кем-то из взрослых, кому вы и он доверяете. Но ему нужно объяснить, куда вы уезжаете и что детей такого возраста туда не принято брать. «Под шумок» уехать и вернуться, думая, что ребенок не заметит, — не получится. Дети все видят и замечают и могут интерпретировать это по-своему: что это он плохой, он вне семьи, потому и не взяли, к примеру.

11 — 13 лет

11 — 13 лет

В этом возрасте у ребенка возникает следующий нормативный страх смерти, потому что он входит в подростковый период. У него начинаются гормональные всплески и подростковые бунты. Есть риск, что к этому периоду он может относиться к смерти как к фантазии, что это не навсегда. Важно проговаривать с ним, что такое фантазия: «Да, мы все хотим верить в то, что есть какие-то другие миры, но, к сожалению, это все не реально».

Еще одна опасность этого периода — заигрывания со смертью в стиле «все умрут, а я останусь», через которые подростки проживают свой страх. И с одной стороны, они понимают, что люди не бессмертны, но, с другой, верят в свое всемогущество и способность победить темные силы. Это может проявляться в приверженности к фэнтези или определенной субкультуре, в которой теме смерти выделяют центральное место.

Важно, чтобы к подростковому возрасту у вас уже был выстроен диалог с ребенком, чтобы вам не приходилось запугивать его страшилками. Рассказывайте истории о себе, своем детстве и опыте. И да, подросток имеет право фыркать и не соглашаться, потому что он находится в возрасте оппозиции ко всему. Но это также возраст, когда он очень уязвим, и родителям важно не обесценивать увлечения своего ребенка, а интересоваться и находить ресурсы в этом.

Или, если уж вас так сильно пугает какая-то субкультура, говорите о своих чувствах: «О, какой-то этот супергерой слишком темный, тебе не кажется. А расскажи, чем он тебе нравится? Какие качества в нем тебя привлекают?» Как правило, детям ведь нравится не просто герой, а определенный набор качеств, которые им хотелось бы видеть и в себе. Если ребенок теряет кого-то близкого в этом возрасте, тактика не меняется.

Вы как родители не скрываете чувств, вы говорите, что кого-то не стало. Но тут уже называете вещи своими именами, возможно, называете причину, к примеру, болезнь. Вы можете сказать ребенку, что он может поколотить подушку, порвать бумагу, потопать ногами, покричать, чтобы выплеснуть свои эмоции. Касательно похорон, нужно спросить его — хочет ли он поехать. И ребенок имеет право в возрасте 12-13 лет уже присутствовать, чтобы попрощаться с человеком.

Правда, лучше, чтобы с ним рядом был взрослый, у которого есть силы его поддержать. И точно так же ребенок может отказаться ехать на кладбище, и это опять-таки его право. Важно не давить на него, не игнорировать его мнение и помнить, что он может и передумать: вчера не хотел ехать на похороны, а утром проснулся и решил, что ему нужно присутствовать и провести близкого человека.

И, конечно, если вы чувствуете, что не знаете, как говорить с ребенком о потере близкого человека, и в вашем дружественном окружении нет людей, которые могут вас поддержать в этот не простой период, помните — вы можете обращаться за поддержкой к психологам и психотерапевтам и получить квалифицированную помощь.

Иллюстрации: Алина Борисова

Иллюстрации: Алина Борисова

Источник: https://zza.delo.ua/do/prosto-o-slozhnom-kak-govorit-s-detmi-o-smerti-345247/

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с детьми о смерти?

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Здесь лучше делать акцент на том, что люди умирают в глубокой старости, и прежде чем она наступит, произойдет много-много разных, интересных и важных событий: «ты вырастешь, научишься (дальше можно перечислить многочисленные навыки, которые освоит ребенок – кататься на коньках и роликах, печь вкусное печенье, сочинять стихи, организовывать вечеринки), закончишь в школу, поступишь в институт, у тебя будет своя семья, дети, друзья, свое дело, твои дети тоже вырастут и выучатся, будут работать Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. А твоя жизнь только начинается».

О себе можно сказать: «я собираюсь жить долго-долго, вот завтра я хочу сделать то-то и то-то, через месяц – то-то и то-то, а через год планирую , а через 10 лет мечтаю »

Если ребенок уже знает о том, что люди умирают и в молодом возрасте тоже, надо признать, что такое действительно случается, в любом явлении есть исключения, но большинство людей все же доживает до глубоких морщин.

https://www.youtube.com/watch?v=wxYuD4xgutE

Страх смерти может отразиться в ночных кошмарах, лишний раз подчеркивая лежащий в его основе инстинкт самосохранения. Здесь нужно помнить о том, что страхи очень не любят, когда о них рассказывают, проговаривают вслух вновь и вновь, поэтому надо не дрожать от страха под одеялом, а делиться тем, что пугает, с родителями.

В процессе рисования страхи могут вновь ожить, заостриться. Считается, что бояться этого не стоит, поскольку оживление страхов — одно из условий их полного устранения. (Важно: по этическим соображениям нельзя просить ребенка изобразить на рисунке страх смерти родителей).

Отлично прорабатываются страхи на сеансах песочной терапии.

И да, лучшая стратегия для родителей при возникновении детских страхов – не драматизировать, не создавать ажиотажа, успокаивать («я рядом, я с тобой, ты под моей защитой»), ласкать-целовать-обнимать, быть эмоционально отзывчивыми, давать поддержку, любовь, признание, а самим – быть стабильными, спокойными и уверенными в себе, собственные страхи – прорабатывать, а не транслировать их детям.

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Нельзя утаивать смерть.

Сообщить ребенку должен самый близкий взрослый, тот, кого ребенок хорошо знает и кому он доверяет.

Начинать разговор надо в тот момент, когда ребенок сыт, не устал, не взбудоражен. Не в детской!

Во время разговора нужно держать себя в руках, можно заплакать, но нельзя разрыдаться и погрузиться в собственные чувства. Фокус внимания – на ребенке.

Желателен телесный контакт и контакт глаза в глаза.

Реакция ребенка может быть разной, иногда очень неожиданной, примите ее такой, какая она есть. Если заплакал – обнимите, покачайте на руках, тихо и ласково утешьте. Если убежал – не бегите вслед. Зайдите к нему через 15-20 минут и посмотрите, чем занят. Если ничем – сядьте молча рядом.

Потом можно рассказать, что будет завтра-послезавтра. Если играет, присоединитесь к игре и играйте по его правилам. Если хочет побыть один – оставьте его одного. Если бесится – усильте эту активность. Когда выдохнется, сядьте рядом и расскажите о будущем.

Не бойтесь детской истерики, скорее всего, ее не будет.

Приготовьте ему на ужин его любимую еду (но без особых пиршеств). Проведите с ребенком побольше времени. Укладывая спать, спросите, не хочет ли он оставить свет? Или может быть, вам посидеть с ним, почитать, рассказать ему сказку?

Если в эту или последующую ночь ребенок будет видеть страшные сны, просыпаться и прибегать, то в первую ночь, если он просит, можно разрешить ему остаться в вашей постели (но только если он сам просит, не предлагайте). В остальных случаях следует отправить его обратно в свою кровать и сидеть с ним рядом, пока он не заснет.

Не избегайте с ребенком разговоров о смерти или его переживаниях, не ограничивайте в выборе книг или мультфильмов, в которых, по вашему мнению, могут быть сцены, напоминающие ему о горе.

Важно вносить как можно меньше изменений в его привычный образ жизни. Вокруг ребенка должны быть те же люди, игрушки, книжки. Рассказывайте ему ежевечерне о ваших планах на завтра, составляйте расписания, намечайте и – что очень важно! – выполняйте мероприятия. Делайте все, чтобы создать ребенку ощущение, что мир стабилен и предсказуем, даже если в нем нет близкого человека. Обедайте, ужинайте и ходите на прогулки в то же время, в какое ребенок привык делать это до потери.

Капризы, раздражение, агрессия, апатия, плаксивость, возбужденность или несвойственная замкнутость, игры на тему жизни и смерти, агрессивные игры в течение 2 месяцев – норма.

Если характер игр, рисунков, взаимодействия с предметами и другими детьми не возвращается за 8 недель к той норме, что была до потери, если по прошествии этого времени ребенка продолжают мучить кошмары, он мочит постель, начал сосать палец, стал раскачиваться, сидя на стуле или стоя, крутить волосы или подолгу бегать на цыпочках – ему нужно на прием к психологу.

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Этот вопрос решается индивидуально. Можно спросить самого ребенка (спросить надо 2 раза), хочет ли он поехать на кладбище. Если нет – остается дома. Если да, то в таком случае во время похорон рядом с ребенком должен быть близко знакомый взрослый, который будет сохранять с ним физический контакт и отвечать на все вопросы, т.е. посвятит себя только ему.

Если умер домашний питомец

Если умер домашний питомец

Его можно похоронить всей семьей, на могилу положить цветы. Похороны – это ритуал прощания, который помогает нам выстроить границу между жизнью и смертью.

Скажите ребенку, чтобы он не стеснялся своих чувств, что оплакивать, горевать по умершему любимому существу, будь то человек или питомец – абсолютно нормально и естественно, и нужно время, чтобы пережить потерю, когда острая тоска сменяется светлой печалью и происходит примирение с жизнью, в которой любимого существа больше нет, но есть его образ в памяти и сердцах тех, кому он был дорог.

Литература (для детей):

Как говорить с ребенком о смерти? — психолог

как говорить с детьми о смерти

Скрывать ли от ребенка, что кто-то из близких умер, или же сказать ему правду? Почему дети часто не понимают ценности жизни? Как объяснять ребенку, что такое смерть? На эти вопросы отвечает психолог и многодетная мама Екатерина Бурмистрова.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере

Тема смерти, как и тема рождения, вызывает у детей большой интерес. Возраст появления страха смерти – это 4-5 лет, когда ребёнок осознаёт, что смерть есть. Он начинает опасаться, что умрут родители и что он умрёт сам.

Страх смерти может проявляться не напрямую, а в скрытых формах – в неотпускании мамы или в сложности засыпания, например. К страху смерти может подвинуть смерть домашнего питомца или кого-то из близких.

Очень важно, если кто-то из близких скончался, не утаивать смерть, иначе это ещё больше усиливает детские страхи.

Не нужно говорить, что человек ещё в больнице или уехал куда-то далеко, потому что эти ответы неправдивы, искажают то, что произошло, вызывают кучу страхов. Опасения, которые есть у ребёнка, это хуже, чем то, что есть на самом деле.

Всегда очень сложно сказать ребёнку правду для людей не церковных, им кажется, что они что-то рушат. Но то, что ребёнок может надумать, – это хуже. Нужно говорить правду.

Ребёнка можно взять в церковь на отпевание, но не надо брать на процесс похорон. А если похороны гражданские, то стоит десять раз подумать, потому что такие похороны – очень тяжёлая процедура, гораздо более беспросветная по сравнению с православным обрядом. И очень важно, если умер кто-то из близких, определить, что ребёнок может сделать для этого человека: поставить свечку, написать записку, покормить птиц, подать милостыню

Вопрос посещения кладбища – это вопрос, который каждая семья решает сама. Многие дети – дошкольники, младшие школьники — имеют большие страхи после этого. Живое воображение, детский фольклор, сказки-пугалки, связанные с кладбищем, – по сумме факторов посещение кладбища может быть довольно травматично.

Тут всё очень зависит от верования семьи. У людей верующих понятно, куда человек ушёл. Но мне кажется, что всерьёз неверующих людей нет, и как раз тема смерти сталкивает человека с тем, что невозможно не верить. Всё протестует против того, что всё так кончится и ничего после смерти не будет. И дети, имея чистую душу, не согласны, что всё вот так оборвётся – с цветочком, кошечкой, бабочкой. Дошкольник – существо верующее.

Надо определить культуру горевания, культуру траура в семье, то есть вспоминать умершего или лучше о нём вообще не говорить. Хорошо, когда есть церемония воспоминания, портреты в рамках, альбомы с фотографиями, дни памяти, когда собираются люди, говорят хорошие слова о человеке. Тогда человек никуда не исчезает, он остаётся здесь же, в этом семейном сообществе, просто он не рядом.

С ребёнком можно и нужно говорить о потере. Если семья верующая, у ребёнка, безусловно, есть травма, особенно, если это очень близкий человек, но нет слома. Ребёнок верит, что мы все встретимся на том свете, он может ждать. Мы все встретимся – вот, что важно.

Но в семьях верующих людей у ребёнка может возникнуть слишком плотное, насыщенное представление о небесной жизни, и ему может становиться не в радость эта жизнь, он может захотеть сразу на небеса к бабушке или, не дай Бог, к маме.

Здесь нужно, если умер очень близкий человек, а семья очень религиозна, сделать описание загробного мира не таким пленительным. Если изо дня в день рассказывать, как в раю хорошо, как там хорошо бабушке или кому-то из близких, и как там прекрасно, как там ничего не болит, ребёнок может сказать: я не хочу быть здесь, хочу туда.

Игра с компьютером, когда убивают

Я как специалист и как человек — большой противник стрелялок. Ребенок думает, что хотя это и убийство, но у меня-то четыре жизни! В результате, ребёнок может совершить что-то неосторожное в реальной жизни. По-настоящему неосторожное, считая, что у него как будто бы в запасе несколько жизней.

– Даже взрослый ребёнок так считает?

Да, это смещение координат. Эти зрелища делают смерть чем-то нереальным, чем-то, на что не стоит обращать внимания. Подумаешь, двадцать раз убит. И если ты по два часа «мочишь» фашистов, ты не будешь к этому чувствителен.

Надо стараться, насколько можно долго, не давать детям играть в компьютерные игры, где убивают. И если ваш неконтролируемый подросток находится в поле стрелялок, надо сказать все возможные слова, чтобы он понимал, чем грозит такое увлечение.

Я считаю, что игры, в которых присутствуют убийства, многие внутренние координаты у ребенка смещают в неправильную сторону, обесценивают эти страшные события, искажают границы возможностей. Игры со смертью, игры с жестокостью в компьютерах и приставках делают возможным рост детской преступности. Если на экране ты «мочишь» чужаков, почему тебе не побить какого-нибудь кавказца? Где предел? Ребёнок плохо чувствует грань между реальностью и нереальностью.

От смерти виртуальной – к реальной

– Детские суициды: я сделаю назло, пусть они посмотрят?

Это очень страшно – детский суицид. Ребёнок не понимает, что всерьёз умрёт, а думает, что будет сверху смотреть, как, например, все будут плакать. И у него нет ощущения окончательности, потому что оно сдвинуто медийными штучками. Это никогда не бывает самоубийством от депрессии, это от желания отомстить, проучить, обратить на себя внимание.

Момент необратимости смерти не присутствует в сознании ребенка. И потому, в том числе, что родителями вовремя не сказаны какие-то правильные слова на эту тему. Ведь большинство детских самоубийств происходят от ощущения обратимости: я немножко умру. Но если в семье есть контакт с детьми, хотя бы какой-то, не говорю уж – оптимальный, то с ребёнком вряд ли это произойдёт.

– Как правило, дети это сначала озвучивают?

Да. Озвучивают прямо или косвенно. Если ребёнок попал в какое-то подростковое сообщество, где идеология смерти, идеализирование смерти, нужно быть очень внимательным, заранее обсуждать какие-то вещи. Особенно надо быть внимательным, если такой трагический опыт уже есть в семье.

Беседовала Амелина Тамара

Источник: https://www.pravmir.ru/smertt/

Как говорить с детьми о смерти | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

как говорить с детьми о смерти

Как говорить с детьми о смерти

Время от времени в жизни каждой семьи происходят потери,  смерти и расставания. И взрослым трудно говорить об этом, а если есть необходимость сообщить о смерти близкого ребенку, то такая задача кажется и вовсе неразрешимой. Как правило, взрослые до последнего оттягивают момент беседы с ребенком, пытаются объяснять малышам метафорически, уходя от прямых сообщений, считая, что это травмирует их намного сильнее.

Как же подобрать правильные слова, как вести себя с ребенком в такой непростой для всех ситуации? Как сделать так, чтобы он пережил смерть близкого человека с наименьшими эмоциональными потерями для себя?

Постараемся дать ответ на самые распространенные вопросы, с которыми сталкивается семья, потерявшая близкого.

Как говорить детям о смерти?

Постарайтесь выбрать тихое место, где никто не будет вам мешать, сядьте близко к ребенку и расскажите просто и честно как есть. Не бойтесь слов, обозначающих смерть: «умер», «мертвый» и т.д. Не избегайте тактильного контакта, обнимите ребенка, если тот не сопротивляется, возьмите за руку. Расскажите просто и понятно как умер близкий (например, «папа попал в аварию, он очень сильно пострадал от этого, и он умер»)

  Не употребляйте эвфемизмы, обозначающие смерть («потеряли», «ушел от нас», «ушел в иной мир», «уснул», «оставил»). Эти выражения оставляют много неясного для ребенка и могут питать его страхи, например, что его оставят, может начать бояться ложиться спать. Дети могут многого не понимать и спрашивать, что это значит: «мертвый»? Объясняйте и это простыми, честными словами: «больше не живет, не может дышать, кушать, спать, разговаривать, слышать и чувствовать, быть с нами».

Если ребенок задает вопросы, на которые вы не можете ответить («почему умер»), признайтесь ему в этом. Можно попробовать объяснить, что смерть – то, что происходит со всеми живыми существами, часть их жизни, мы не можем этим управлять, это происходит и все.

Иногда дети возлагают вину за смерть близкого на себя, тогда необходимо очень прямо сказать: «Ты не виноват, ничто из того, что ты сказал или сделал, подумал, не стало причиной смерти».

Нужно ли брать детей на похороны?

Каждая семья подобный вопрос решает для себя самостоятельно. В нашей культуре скорее не принято это делать, но при принятии решения следует помнить, что похороны, поминки – это ритуал прощания с умершим, который облегчает в последующем переживание горя утраты, в котором семья принимает участие вся, объединенная общими чувствами, можем ли мы в новой и пугающей ребенка ситуации лишить его подобной поддержки семьи, отставив его в сторону?

Как правило, если ребенок старше шести лет, его можно брать на похороны, если вы ему предлагаете и он хочет. Когда ребенок участвует в похоронах вместе со своими близкими, он, как и остальные члены семьи, получает возможность выразить свои чувства, горе, получить поддержку семьи, проститься с умершим. Он находится со своей семьей, теми, кто живет, несмотря на потерю, и чувство принадлежности дает ему чувство базовой безопасности.

Но необходимо заранее подготовить ребенка к тому, как прощание происходит на похоронах. Расскажите, что, скорее всего, кто-то будет плакать. Разрешите детям задавать вопросы и если вы сами не в силах отвечать на них, попросите сделать это кого-то из знакомых ему близких.

 Вместе с тем, не стоит ребенка заставлять идти на похороны, и позаботьтесь, чтобы у него не возникало чувство вины в связи с этим.

Детям не вредит, если они наблюдают горевание, печаль и слезы других людей, наоборот, это обучает их способам выражения горя. Часто, взрослые боятся неадекватного поведения детей на похоронах, но мы же помним, что дети всему учатся у нас, если мы ведем себя понятно для окружающих, нет оснований ожидать от детей обратного.

Дети могут задавать множество вопросов про смерть, про похороны, повторяя их неоднократно и в одном разговоре и на протяжении некоторого времени. Важно отвечать им как можно более честно, просто и открыто, не прерывая их интерес.

 Когда детям можно разрешать начинать играть снова?

Как только появится такая потребность. Горе у них может проявляться волнами. Они не горюют непрерывно, нуждаясь в передышке; она дает им возможность по-своему выражать чувства. Движение, игра помогают им избавиться от тревоги и пережить стресс.

Понимают ли дети происходящее?

0-2 года – утрата понимается как временная разлука

2-6 лет – ребенок обладает так называемым магическим мышлением: верит в возможность предотвратить или «наколдолвать»/ вызвать любое событие.

6-12 лет – конкретное мышление: «потеряли», «уснул», «ушел» воспринимается буквально.

12 лет и старше – реалистическое мышление, позволяет понимать окончательность смерти.

Как родители могут помочь ребенку?

Самое главное, что вы можете сделать для ребенка – это быть с ним рядом, быть с ним честным и любить его.

Ребенок, переживший утрату, очень нуждается в родительском терпении, защите, безопасности, доверии, ему, как и вам, тоже нужна поддержка. Необходимо заботиться о ребенке, утешать его, уделять больше внимания и времени.

Чтобы не стимулировать или не поддерживать страхи необходимо сообщать, куда вы идете и когда вернетесь назад. Если вы оставляете его надолго, звоните, чтобы сообщить, что у вас все хорошо.

Позволяйте выражать свои чувства, горе, позволяйте плакать и говорить об умершем. Помогите ребенку часто возвращаться к воспоминаниям о нем, особенно в первое время. Не торопите его словами о том, что пора уже забыть, он забудет, когда сможет.

Разъясняйте ребенку реакции и чувства, которые он испытывает, называйте их: например, «тебе грустно», «ты печалишься» и т.п. Помогите ребенку поделиться своими страхами и переживаниями. Разделяйте его стремление к безопасности.

Если ребенок испытывает чувство стыда или вины, скажите что никто не может научить его, как вести себя в такой ситуации, это произошло независимо от него и он не виноват ни в чем.

 Будьте терпеливы к переменам в поведении: если появляются трудности, связанные с концентрацией внимания, с выполнением обязанностей в школе и других сферах, если наблюдается регрессия в поведении (начал сосать палец, например). Снизьте несколько уровень требований к нему, требуйте некоторое время от него простых и понятных вещей, с которыми, вам точно известно, он справится.

В каких случаях следует обращаться к специалистам?

 — ребенок долго плачет и не может успокоиться

—  появились частые и продолжительные приступы гнева

— происходят очень резкие перемены в поведении

— заметно снижается школьная успеваемость

— надолго замыкается в себе, теряет интерес к вещам, которые раньше доставляли ему удовольствие, к друзьям, становится безразличным, молчаливым

— нарушается аппетит и сон, мучают кошмары

— появились жалобы на различные недомогания, худеет

— мрачно смотрит в будущее.

Источник: https://mokc.by/index.php/content/kak-govorit-s-detmi-o-smerti

Как говорить о смерти

как говорить с детьми о смерти

Мы много пишем об онкологических заболеваниях, о смерти и умирании, но сами каждый раз пытаемся найти способ говорить об этом. Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян объясняет, как не бояться ни смерти, ни разговоров о ней.

 — Нужно ли сообщать человеку диагноз, говорить, что жить ему осталось, например, меньше года?

Психолог и психотерапевт Зара Арутюнян из личного архива

— Да, обязательно. Не говорить — это за гранью добра и зла, это нарушение прав человека. Базовое право человека — знать о том, что в обозримом будущем он перестанет здесь быть. Мы обязаны дать ему шанс закончить важные дела, закрыть какие-то вопросы, написать завещание, очистить свою совесть, может быть.

Я долгие годы волонтерила в хосписе и после этого не то что перестала бояться смерти от онкологического заболевания, я ее горячо приветствую (конечно, при наличии нормальной паллиативной помощи). Внезапная смерть гораздо хуже. А так ты знаешь, что у тебя впереди три месяца, и твоя жизнь мгновенно приобретает смысл.

Для меня «говорить — не говорить» — это разница между тактикой и стратегией. Не говоря маме, что она умирает, я выигрываю в тактическом плане: мне не нужно отвечать на миллион сложных вопросов. Стратегически я проигрываю, потому что, когда она уйдет, останется миллион нерешенных вопросов и непроговоренных тем.

Это как с каминг-аутом — люди не говорят, потому что боятся реакции близких.

«Если я маме скажу, что у нее онкология, она умрет». Суровая правда в том, что она и так умрет

В хосписе тяжело наблюдать за страшным напряжением, которое можно ножом резать. Это попытка родственников обойти того слона, что стоит посреди комнаты. Они говорят обо всем, о чем угодно, кроме самого главного.

Мы делаем вид, что смерти нет. И когда я пытаюсь заговорить на эту тему, мне отвечают: «Не говори о плохом». Отношение к смерти, как к чему-то стыдному, похоже на отношение к ЛГБТ в нашем обществе. Но если вы можете прожить всю жизнь и не столкнуться, например, с гомосексуалами, то не умереть нельзя.

 — Как сообщить родственнику смертельный диагноз?

— Тут должны вступать психологи, которые работают и с умирающим, и с его родственниками. Чтобы все было экологично, нетоксично, с любовью, с достоинством. Потому что это действительно очень страшно. Работа психолога с близкими даже важнее. Когда заболевает кто-то в семье, это удар по всей системе, никто не знает, как с этим справляться. Родственники понимают, что надо фокусироваться на больном, поддерживать его, помогать, быть рядом, но каждый из них тоже нуждается в помощи.

 — Как говорить с больным о смерти?

— Да так же, как обо всем. Честно, боясь, не зная, не понимая, не имея инструкции, но стараясь помогать ему, себе, друг другу. Мы должны стремиться к сотрудничеству. Нет единого рецепта. Но этот скелет надо вытащить из шкафа. Не надо наращивать токсикоз. Должна быть возможность сказать умирающей маме: «Мне страшно, что тебя не будет, и я не знаю, как жить».

 — Это можно обсуждать?

— Это нужно обсуждать. Есть масса вещей, которые мы не говорим людям, потому что нам кажется, что и так все понятно. Ко мне очень часто приходят люди со душевными ранами, нанесенными родителями. Например, женщина с обидой на маму, которой уже тридцать лет как нет в живых.

А возможно, мама, зная, что ее часы сочтены, повела бы себя совершенно иначе, могла сказать что-то типа: «Я была не права. Мне жаль, что я гнобила тебя в детстве». Перед лицом смерти человек меняется, отбрасывает мелкие вещи, становится более благородным. Это освобождает близких от огромного количества боли, страданий, переживаний.

Да, разговаривать страшно, но результат того стоит.

 — Можно ли плакать?

— Есть слезы — плачь. Это очень экологично, нельзя оставлять слезы внутри себя. Надо и плакать, и горевать, и покойных надо оплакивать. Не потому, что они умерли, а потому что ты остался без них.

 — Обсуждать ли будущие похороны с умирающим?

— Конечно. Когда воинствующих атеистов хоронят с отпеванием и прочими атрибутами, это неуважение к умершему. Это не вопрос удобства для оставшихся. Даже если близкие воцерковленные, они должны уважать волю умершего, это его смерть, а не их. Я люблю повторять, что если меня будут хоронить с попами, то я встану из гроба и всех перестреляю.

 — Как разговаривать с детьми о смерти близких?

— С детьми надо разговаривать о смерти раньше, чем кто-то умер. Это явление жизни, и дети должны о нем знать. Ведь роль родителей — просвещать, подготовить к жизни.

Если ребенок разбивает коленку, мама льет перекись на ранку, а не пытается делать вид, что он никуда не падал и коленка совершенно целая. Если вы в семье говорите о смерти, то для них не будет шока. Не надо пытаться оберегать детей от всего.

Это очень порочная практика, когда бабушка умерла, и мама не плачет, чтобы не расстраивать ребенка, а он не плачет, потому что это не принято, а в результате вся боль остается внутри.

 — Есть какие-то правила в разговоре о смерти?

— Нет. Невозможно написать инструкцию для родственников умирающих. Надо любить друг друга при жизни. Доверие, уважение, сотрудничество и транспарентность — вот способ строить здоровые отношения.

Просветительский проект InLiberty приглашает поговорить о смерти: образовательный курс «Смерть: в науке, культуре, политике и нашей жизни» открывается 14 мая.

Шесть занятий (по понедельникам с 19:00) слушатели вместе с кураторами (социологами, антропологами, врачами) будут обсуждать самые разные сюжеты, связанные со смертью: от мертвого тела Ленина до цифрового бессмертия и новых медицинских технологий, от традиционных похорон до эвтаназии и добровольного ухода из жизни. Подробная информация о курсе и билеты здесь.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/05/07/kak-ne-boyatsya-govorit-o-smerti/

Как говорить с ребенком о смерти? Обсуждаем сказку «Тонкий меч» с психологом и терапевтом

Светлана Филяева, психолог и сказкотерапевт

Недавно в МИФе вышла необычная детская книга, которая затрагивает тему смерти. Тему, о которой зачастую боятся говорить даже взрослые, тем более с детьми. Но стоит ли нам ограждать их (и себя) от этого? К чему приводит избегание? Какие еще глубокие смыслы спрятаны в сказке? Своими мыслями о книге «Тонкий меч» поделилась с нами психолог, арт— и сказкотерапевт Светлана Филяева.

«Тонкий меч» — удивительная и терапевтичная сказка, в которой много важных тем. Это очень трепетное и мудрое экзистенциальное прикосновение к табуированной в современном обществе теме смерти.

Как говорить с ребёнком о смерти?

Это один из самых сложных вопросов для современного родителя. Мы в значительной степени утратили ритуалы прошлого, ритуалы отпускания, а новых ритуалов, которые пришли бы на место прежних и помогали бы мягко и терапевтично проживать этап потери, не появилось.

Избегание. Мы избегаем говорить с детьми о «плохом», о болезни и смерти. И я все чаще сталкиваюсь с таким феноменом в поведении современных родителей.

Это избегание не делает детей сильнее и спокойнее, как надеются взрослые, а напротив — делает слабыми, уязвимыми перед печальными событиями в жизни, увеличивает тревожность ребёнка.

Вербализация. Гораздо более здоровый процесс для психики ребёнка — когда взрослый разделяет непростые переживания с ребёнком, говорит о них, подойдут самые простые слова.

Я всегда советую вербализовать в общении с ребенком все эмоции, особенно самые сложные для него. Не нужно бояться говорить о смерти. Смерть — это часть жизненного цикла, и событие это всегда связано с естественными чувствами печали, гнева, страха.

Если взрослый молчит о смерти, то и ребёнок запирает свои чувства на замок. Это может привести к появлению страхов, фобий — страха смерти, страха заболеть, навязчивого страха потерять родственников.

Как психолог я часто на консультациях слышу рассказы взрослых клиентов о том, как они остались в детстве наедине со своим страхом смерти или оказались без тёплой эмоциональной поддержки, когда в семье произошла утрата. Став взрослыми людьми, они отмечали сложности с выражением чувств, плохой контакт со своим внутренним эмоциональным миром, трудности в общении, когда нужно попросить о помощи или поддержать другого, трудности с построением близких отношений.

Когда мы говорим с детьми о сложных чувствах, грустных событиях, то происходит терапевтический целительный эффект, сила переживаний уменьшается, а разделенность печали, тепло и поддержка другого человека, значимого взрослого, всегда даёт дополнительные силы.

Сказка и метафора. Иногда с ребёнком поговорить о смерти можно напрямую, а иногда обратиться к метафорической истории.

Конечно, первым источником таких метафор для детей всегда были сказки. И в традициях сказок всех культур мы встречаем обращение к теме двух миров — мира живых и миры мертвых. Сказка была первым способом терапии, вербализации сложных пугающих тем и чувств, тренингом и уроком.

Даже если вспомнить традицию русских народных сказок, то мы найдём много символики круга жизни — «живая» и «мертвая» вода, Кащей Бессмертный и его жизнь, которая хранится в яйце, Баба Яга — древнее языческое божество, не принадлежащее миру живых.

Миф о потустороннем мире

Книга «Тонкий меч» наполнена аллегориями и метафорами, которые узнает читатель даже весьма поверхностно знакомый с классический античной мифологией. Вслед за героем мы отправляемся в Царство Господина Смерть, пересекая невидимую границу миров.

Те, кто умер и попал сюда, становятся другими — принимают обычаи Королевства, ведут хозяйство, заводят семьи, соблюдают уклад. Здесь живут Хильдины, Спартаны и Гарпирии. Есть река и ее хранитель. Есть сады, замки, селения, пещеры, поля, леса. Время здесь бесконечно.

Не только мирные трапезы (а еда в книге тоже очень символична), но и войны случаются здесь. И война, на которой невозможно умереть — становится еще одной метафорой этого удивительного мира.

Мир живых и Царство мертвых в сказке не противопоставлены, но существуют в параллели — каждый в своей наполненной смыслом уникальности. Тема хрупкого баланса между мирами проходит сквозной нитью через весь сюжет — сначала это только знаки, намеки, символы, но ближе к финалу герои начинают говорить напрямую об этом. Баланс нарушен: это вызывает и страх, и гнев, и желание защищаться у жителей Царства Мертвых.

Мальчик устремляется за лодкой Господина Смерть, чтобы спасти свою маму. Он пересекает границу, нарушает все возможные правила и представления об устройстве миров. На него объявлена охота, он чужак, он может уничтожить баланс между миром живых и миром мертвых.

Сказка как терапия

К несомненным литературным достоинствам книги, добавлю ценность и терапевтичность истории. «Тонкий меч» снимает табу с темы смерти, убирает напряжение, не прячет от читателя-ребёнка истину, оставляет место любви, жизни, надежде.

«Тонкий меч» я могу назвать очень удачной современной сказкой, которая написана в лучших традициях жанра и говорит о вечных ценностях, о печали неизбежных потерь, на смену которым приходит новая жизнь, о нашем внутреннем устройстве души. Как и любая хорошая сказка, история нашего героя не всегда про ответы, она часто оставляет после себя много вопросов, стимулирует маленького читателя думать и наблюдать.

Во время чтения у ребёнка могут возникнуть разные вопросы, согласие или протест — и это лучшее, что может произойти. Советую родителям не бояться вопросов ребёнка, а приветствовать их. И вполне допускаю, что не на все вопросы вы сможете найти ответы сразу, может быть это произойдет позже, позвольте этому процессу поиска быть и развиваться в жизни ребёнка.

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы.

Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Это путешествие тоже метафора — это путешествие к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Вопросы и задания, которые я рекомендую родителям для обсуждения книги с ребёнком:

— Какие мы знаем древние легенды, мифы, сказки о жизни и смерти?

— Мы встречаем много природных символов в мифах разных стран, например, Древней Греции и Древнего Египта — река, солнце, подземный мир, небо. Как ты думаешь, почему? Какую информацию можно найти об этом в интернете или энциклопедиях?

— Какие ещё ты знаешь книги, где герои отправляются в путешествие?

— Почему некоторые жители Царства Господина Смерть помогают мальчику спасти его маму?

— Нарисуй персонажей книги, которые показались тебе наиболее интересными — создай свой вариант иллюстрации или портрета героя.

— Какие чувства вызывает у мальчика встреча с Господином Смерть? Почему он не кажется ему страшным?

— В мультиках мы часто встречаем сюжеты, когда герои-дети попадают в другие миры. Например, в фильме японского режиссёра Хаяо Миядзаки «Унесённые призраками». Какие ты знаешь фильмы с похожим сюжетом? Чему учатся герои, попадая в другой мир? Можем мы сказать, что они остались прежними или что-то в них меняется?

Воспринимайте книгу как помощника и проводника — она поможет вам поговорить с ребёнком на сложные темы. Как в любом путешествии, у героя появляются друзья, помощники, враги, новые вопросы и новые ответы. Книжное путешествие — тоже метафора. Это путешествие читателя к самому себе, к поиску своих вопросов и своих ответов.

Обложка поста: unsplash.

Источник: https://deti.mann-ivanov-ferber.ru/2019/09/19/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti-obsuzhdaem-skazku-tonkij-mech-s-psixologom-i-terapevtom/

Как говорить с ребёнком о смерти: советы психологов

Потеря члена семьи или близкого друга — это те события, к которым люди обычно не готовы. И мы, конечно, не продумываем заранее, как будем сообщать эти печальные новости своим детям. Лайфхакер собрал советы детских психологов о том, как построить разговор с ребёнком в этой непростой ситуации, и попросил прокомментировать их Татьяну Рибер.

Почему нам так трудно говорить с детьми о смерти

С одной стороны, при упоминании чужой смерти мы сталкиваемся с такой темой, как неизбежность нашей собственной. Мы боимся, что разговор зайдёт о том, что однажды мы тоже умрём и оставим своего ребёнка одного. «А мама с папой тоже умрут?» — со страхом спрашивают дети, так как смерть вызывает у них непонятное чувство тоски по человеку, которого они никогда больше не увидят. Также дети могут быть обеспокоены тем, что они тоже смертны. Эта идея может сильно шокировать некоторых ребят.

Ребёнок беспокоится, что он может остаться один, что все взрослые могут умереть. И это вопрос, скорее, безопасности.

Татьяна Рибер

С другой стороны, мы неосознанно отождествляем себя с нашими детьми: проецируем на них свои эмоции, задаёмся вопросом, что бы мы чувствовали в их возрасте. Здесь всё зависит от того, как мы сами, будучи маленькими, впервые потеряли близкого человека.

Если в детстве вы столкнулись с разводом или смертью, а родители были погружены в свои переживания настолько, что оставили вас наедине с вашим горем, вы испытаете больше трудностей в подобной ситуации со своими детьми, так как будете склонны проецировать на них собственные страдания.

Наконец, мы опасаемся, что разговоры о смерти могут навредить хрупкой детской психике: вызвать страхи, травмировать. И это действительно может произойти. Поэтому лучше не пытаться опережать мысли ребёнка и рассказывать ему то, что вы считаете нужным, а спокойно и тактично отвечать на его вопросы.

Если у самих взрослых нет страха смерти, то и общение с собственным ребёнком на эту тему проходит гладко.

Татьяна Рибер

Как помочь ребёнку понять смерть

В возрасте от 3 до 5 лет дети имеют весьма ограниченное понимание смерти. Хотя они знают, что сердце мёртвого человека больше не бьётся и что он не может ни слышать, ни говорить, им трудно понять, что смерть окончательна. Они думают, что это обратимо, что бабушка придёт к ним завтра.

Чтобы помочь им осознать, что такое смерть, обязательно скажите: когда человек умирает — это навсегда, он не вернётся. Чтобы облегчить грусть от расставания, расскажите малышу, что он всегда может вспомнить о хороших моментах, проведённых с умершим близким человеком.

Помогите ребёнку понять, что смерть является частью естественного цикла жизни. Можно начать с примеров, которые не так эмоционально окрашены (например, деревья, бабочки, птицы), терпеливо объясняя, что продолжительность жизни у всех разная.

Также скажите, что иногда живые существа настолько серьёзно болеют, что не могут оставаться в живых. Однако настаивайте на том, что люди и животные в большинстве случаев могут вылечиться и прожить до глубокой старости.

Дети сталкиваются со смертью довольно рано. Обычно раньше, чем взрослые понимают это, или когда у последних возникает идея поговорить о смерти. Дети видят мёртвых птиц и животных на дороге. В такие моменты родители закрывают глаза малышу и говорят, чтобы он не смотрел. А ведь раньше смерть и роды воспринимались как самые естественные процессы.

Татьяна Рибер

При объяснении концепции смерти избегайте использования таких слов, как «заснул» и «ушёл». Если вы скажете ребёнку, что дедушка уснул, малыш может начать бояться сна, опасаясь умереть. То же самое, если вы скажете ему, что дедушка ушёл. Ребёнок будет ждать его возвращения и беспокоиться, когда другие члены семьи будут собираться в реальное путешествие.

Не говорите ребёнку, что его бабушка умерла, просто потому, что она болела, — он может решить, будто она подхватила обычную простуду. У него может появиться страх смерти, даже если он просто простудится или кто-то из родных начнёт кашлять. Скажите ему правду, используя простые слова: «У бабушки был рак. Это очень серьёзная болезнь. Иногда людям удаётся вылечиться, но не всегда». Убедите ребёнка, что смерть не заразна.

Вещи и процессы необходимо называть своими именами, так как дети воспринимают информацию, исходящую от родителей, в прямом смысле. И чем младше ребёнок, тем более осторожными необходимо быть родителям с невинными шутками и словами, которые можно интерпретировать по-разному.

Татьяна Рибер

Дети и взрослые по-разному переживают горе. Каких реакций стоит ожидать, а какие должны вызвать беспокойство

Стадии действительно отличаются, и у детей они менее заметны. Психика ребёнка зачастую предпринимает бессознательные попытки защитить его от тяжёлых эмоций. Он будто переваривает информацию по кусочкам.

В целом это может выглядеть так, словно ребёнок ничего и не чувствует.

Некоторые родители замечают: «После нашего разговора он просто вернулся к игре, не задавая никаких вопросов». На самом деле ребёнок всё очень хорошо понял. Но ему нужно время для переваривания этой информации.

Это защитный механизм. Дети используют его больше, чем взрослые, потому что их психика более хрупкая. У них ещё недостаточно душевных сил, чтобы справиться со своими эмоциями, и энергия им нужна, в первую очередь, для роста и развития.

Нет необходимости повторять или проверять, понял ли ребёнок то, что вы ему сказали. Он сам вернётся к теме позже, в собственном темпе, и задаст все интересующие его вопросы, когда будет готов услышать ответы.

Некоторые дети могут обращаться с вопросами к посторонним людям, например к школьному учителю. Это объясняется тем, что человек, не испытывающий скорбь вместе со всеми, способен беспристрастно дать необходимую информацию, которой ребёнок может доверять. Часто дети возвращаются к этой теме в разговоре перед сном, так как он ассоциируется у них со смертью.

В течение месяца у ребёнка могут появляться признаки скрытой тревоги: проблемы с засыпанием, нежелание слушаться и нормально питаться. Но если эти симптомы сохраняются в течение более продолжительного времени, а вы замечаете, что ваш ребёнок стал более замкнутым и подавленным как в школе, так и дома, стоит обратить на это внимание и инициировать доверительную беседу.

Если вам самостоятельно не удаётся найти нужные слова и помочь ему справиться с беспокойством, обязательно проконсультируйтесь с детским психологом.

Как помочь ребёнку справиться с потерей близкого человека

Всё зависит от того, кто умер, при каких обстоятельствах и в каком возрасте находится ребёнок. Но в любом случае эмоциональное состояние родителей является важным фактором, который во многом влияет на реакцию ребёнка. Обнимите его, приласкайте, расскажите, почему вы расстроены.

Вы имеете право выражать грусть и оплакивать свою потерю. Это поможет ребёнку понять, что и он может проявлять свои эмоции.

Если вы чувствуете себя подавленными, сперва позаботьтесь о себе. Это также станет правильным примером для ребёнка и позволит ему осознать: если тебе плохо, ты должен быть внимателен к себе. К тому же это научит его обращаться за помощью в трудную минуту.

Матерям даже больше, чем отцам, свойственно полагать, что они должны нести эту эмоциональную ношу самостоятельно, управляться со всеми делами и всегда хорошо выглядеть. Но это невозможно. Если вы слишком переживаете, вы можете и должны принять помощь. Попросите о ней супруга, друзей, родственников.

Тем более ребёнок в такие моменты иногда задаёт вопросы, которые могут причинить вам ещё больше боли. Он это делает не из садистских побуждений, а потому, что моментально улавливает настроение родителя. Это может быть быть очень тяжело, поэтому на такие вопросы стоит отвечать человеку, который меньше подвержен переживаниям.

Вы не обязаны следовать правилам, которые, как вам кажется, существуют в обществе. Некоторые говорят, что ребёнку необходимо всё рассказать и показать. На самом деле это должно оставаться на усмотрение родителей. Вы должны быть уверены в том, что делаете, и доверять своей интуиции.

Иногда, наоборот, скрытие определённых вещей от ребёнка может оказаться неверным шагом. Если вы лжёте о причине своего плохого настроения, он не может понять, почему вы испытываете эти эмоции, и начнёт фантазировать такое, что вам никогда бы не пришло в голову. Он может, например, почувствовать себя виноватым в вашем расстройстве или начать бояться, что между родителями возник конфликт и они собираются разводиться.

Смерть — это всегда эмоционально напряжённое событие. Его не следует скрывать от ребёнка, но постарайтесь оградить его от сильных потрясений.

Стоит ли брать детей на похороны

Татьяна Рибер считает: если родители сами не боятся этого процесса и если ребёнок не сопротивляется, ответ, скорее, да. Сопровождение ребёнком семьи на кладбище зависит от отношения к смерти, принятого в его окружении. Дети в семьях, соблюдающих религиозные традиции, посещают похороны, подходят к гробу. На самом деле кладбище не место для прогулок с детьми. Но к умершим родственникам, если это традиция, брать детей можно.

Источник: https://lifehacker.ru/rebenok-smert-blizkix/

Как говорить с ребенком о смерти – bit.ua

Обычно люди не любят разговаривать о смерти – ни о своей потенциальной, ни о чужой, ни о какой-либо абстрактной. С ребенком о таком говорить вдвойне неловко – и все-таки этого требуют как минимум две ситуации.

Первая – когда в близком окружении ребенка (чаще всего – в семье) случается утрата.

Второй случай, который буквально вынуждает разговаривать о смерти, сам по себе намного проще: маленький человек из любопытства решает «помучить» дорогого взрослого вопросами о загробном мире, о причинах умирания или даже о физиологических особенностях процесса.

Совместно с Анной Кушнерук, PhD по психоанализу, мне удалось составить набор советов взрослым для обеих ситуаций: и когда в семье случается утрата, и для разговоров с ребенком о смерти вне трагичного контекста. Раз уж вторая ситуация намного проще, давайте с нее и начнем.

Что и как рассказать о смерти, если ребенку просто любопытно

Неожиданный, хотя и лежащий на ладони, инструмент для разговоров о смерти предлагают ученые из США.

Группа исследователей под руководством профессорки Келли Тензек проанализировала мультфильмы, выпущенные на студиях Disney и Pixar, и пришла к выводу, что главные герои этих мультиков умирают вдвое чаще, чем главные герои фильмов, рассчитанных на взрослых.

Гибель персонажей в этих анимациях помогает детям прояснить для себя трудные аспекты смерти – например, увидеть, какова реакция окружения на смерть, как справляться с утратой и так далее (Тензек рассказывает об этом в интервью для Daily Mail). Получается, что истории про Бемби или Симбу могут послужить мягким началом непростого разговора.

Что еще можно посоветовать тем, кому посчастливилось столкнуться с очень любопытным ребенком?

Отвечать со спокойным лицом и нежностью. Ваш основной посыл ребенку примерно следующий: да, смерть немного пугает и детей, и взрослых, но, к счастью, в мире больше хорошего. Меня в детстве в ответ на череду вопросов пожурили, что я пристала со своими «мрачными темами» – это не лучшая стратегия. «Мрачные темы» ведь в детской голове остаются.

Не использовать по возможности эвфемизмы. Если сказать, что «дядя уснул», ребенок может начать бояться засыпать – это без шуток. Немного удаляясь от темы смерти: упрощать лексикон – это сейчас хороший педагогический тон. Если своими именами называть «смерть», «вагину» и прочие по какой-то причине неловкие вещи, то ребенок будет знать, какие у окружающего мира названия, и сумеет понятно и четко выражать свои тревоги и просить о помощи.

Говорить правду, но отвечать именно на тот вопрос, который вам задали. На разной стадии развития человек готов к восприятию разной информации – чем старше ребенок, тем более сложные ответы ему нужны.

Непросто наперед понять, на каком этапе своих объяснений остановиться, поэтому хорошее решение – дать, например, 6-летнему ребенку максимально простой ответ одним или парой предложений и потом задать вопрос «Тебе все понятно или есть вопросы?».

Маленький человек таким образом сам подскажет, какая порция информации ему нужна.

Осторожно с сарказмом! Мелани Гленрайт еще 10 лет назад доказала, что дети с большим трудом воспринимают шутки такого рода.

Более-менее различать сказанное всерьез и сарказм человек начинает (но еще не вполне умеет!) в 6 лет, а смешными такие фразы ему начинают казаться примерно с 10-ти. До этого возраста шуточка «Да, конечно, мы все прям щас умрём» не закончится так, как бы хотелось.

Анна Кушнерук, давая для bit.ua, подчеркнула: говоря о смерти, важно говорить максимально просто, избегая мистицизма и общих слов.

Наконец, обращайте внимание на то, какие люди ребенка окружают, давая ответы о смерти.  Вы же не планировали заострять внимание на том, что «курящие умирают раньше», если бабушка ребенка обильно курит?

Grandma is dead: как говорить об утрате

Ситуация невероятно сложная: с одной стороны, когда тебе мало лет, к смерти близкого человека никак нельзя быть готовым; с другой – взрослые и сами не в силах все время думать о состоянии ребенка, ведь утрата настигает каждого в семье. Вот пять советов, которые могут помочь.

1. Смерть близкого человека – невыносимое потрясение, сколько бы лет нам ни было и через что бы мы ни проходили ранее в жизни. Для ребенка ситуация усложняется тем, что, скорее всего, раньше с ним такое не происходило.

Его шокирует, что близкий человек исчез, говорит Анна Кушнерук.

Она подчеркивает: «Крайне важно дать ребенку (независимо от верований и убеждений) возможность верить в то, что близкий ему уходит в другое пространство: на небеса, в воспоминания, продолжает жить в нас, в наших чувствах».

2. Если плачется – плачьте. Слезы – это естественный способ пережить свое горе – и хорошо, если ребенок понимает, что в нем нет ничего стыдного. По словам Кушнерук, «нет смысла притворяться при ребенке, что вы не горюете и что это “все ок”.

Важно смочь говорить о том, что оплакивать и скучать – нормально».

Несмотря на то, что приближающиеся похороны переворачивают привычный ритм жизни с ног на голову, для поддержания какого-никакого равновесия «важно сохранять свои ритуалы, укладывать спать, читать книжку, готовить», подчеркивает психолог.

3. Если на вас лежит бремя рассказать ребенку, что кто-то ушел из жизни, позаботьтесь о максимально укромном месте для такого разговора. «Многие от потрясения чуть ли не через школьную медсестру спешат передать известие о смерти.

Важно, присев рядом, глядя мягко в глаза, сказать: вам сложно будет об этом рассказать, и вы знаете, что это будет сложно, но как с близким человеком вы должны поделиться вестью о том, что (некто) покинул этот мир.

Вам предстоит проводить его в последний путь и быть честными и сильными».

4. Нервная система ребенка работает совсем не так, как у взрослых. Не нужно требовать понятную именно вам, «приличную» реакцию на трагедию, говорит Анна. Как больно бы ни было смотреть на детские страдания, не стоит пробовать отвлекать ребенка от грустных мыслей: «это не даст возможности психическому аппарату отреагировать горе, и он будет жить этой работой мучительно долго». То, что ребенок чувствует, предстоит буквально выдержать.

5. Отводить или не отводить ребенка на похороны? Если уж ему известно о смерти близкого человека, психолог советует не изолировать ребенка от возможности проводить родственника или друга в последний путь. «Просите помогать в организационных моментах тоже. Расскажите, как обычно происходят похороны и что означают какие-то из традиций. Избегайте мистицизма и общих слов».

Вместо итога: стоит ли вообще с ребенком затрагивать тему смерти?

Зачастую в глазах взрослого ребенок – невинный и счастливый «человечек», не знающий забот и горечи мира. Это одна из причин, по которой у взрослого втройне усиливается соблазн скрыть от него эти самые горькие моменты жизни. Зачем преждевременно беспокоить невинную голову?

Смерть, хотим мы этого или нет, уже присутствует в жизни ребенка. Со скалы срывается Муфаса в мультике про Короля Льва, погибают на корабле родители Анны и Эльзы, гибнут тысячами в ходе битвы казаки на книжных страницах, любимая (уже реальная) рыбка из аквариума попадает в унитаз.

«Смерть – это часть жизни, это величайшая часть любой культуры. Мы не можем и не должны изолировать ребенка от феномена смерти, столкновение неизбежно, – объясняет Анна Кушнерук. – От зрелости и духовности взрослого зависит его возможность говорить об отношении к смерти с ребенком.

Пока не найдены слова, выражающие нашу любовь, боль, счастье, разочарование, горевание и печаль, мы не способны полноценно (осознанно и стадийно) переживать свою утрату. А это необходимо для того, чтобы оставаться эмоционально неуплощёнными. Умирают герои в рассказах, фильмах, домашние животные, знакомые люди, родные.

Все это является основанием, чтобы поднимать тему того, как ценно время на земле и что уход из жизни – это не исчезновение».

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2018/04/kak-govorit-s-rebenkom-o-smerti/

Просто о сложном: Как говорить с детьми о смерти

В каком возрасте говорить с детьми о том, что все мы здесь не навсегда? Какие слова подобрать для ребенка, когда кто-то близкий уходит из жизни? И стоит ли брать его для прощания? Рассказывает психолог, семейный консультант-медиатор Мария Фабричева.

Страх смерти является самым древним, пожалуй, потому что это то, перед чем человек бессилен. И у каждого из нас есть нормативные этапы проживания этого страха. Начиная с раннего детства.

3 — 7 лет

Подпишитесь на канал DELO.UA

В этом возрасте ребенок начинает отсоединять себя от родителей на психологическом уровне, он заявляет о своем «я». В три года страх смерти еще не осознанный и проявляется в том, что дети начинают бояться темноты или какой-то неизвестности.

Часто именно в этот период ребенка отводят в детский сад, и в этот момент он ощущает первую потерю, отрыв от своих родителей, проживая в нормативе страх смерти.

У него могут возникать мысли: «А что если это навсегда? А что если меня не заберут?» Важно понимать, что дети видят время по-другому: для них час или тем более полдня — это вечность. Потому нужно напоминать ему, что после того, как он поиграет в садике, родители обязательно придут за ними.

И будьте последовательны: если вы сказали ребенку, что заберете его в два часа, важно это сделать. Если же вы опоздали, нужно понятно объяснить причины, а еще лучше заранее предупредить воспитателя, чтобы тот передал ребенку: мама или папа задерживаются, но скоро будут.

Бывает, что ребенок теряет кого-то из близкого окружения в таком раннем возрасте. У нас принято считать, что дети до семи лет мало что понимают и не стоит с ними это проговаривать. И это ошибка.

Да, возможно, на ментальном уровне ребенок не мыслит такими понятными категориями, как мыслят взрослые люди, но на эмоциональном уровне он пропускает через себя все эмоции семьи. И если он видит, что родитель ходит грустный, плачет, то он может эти эмоции натягивать на себя и тем самым травмироваться, не понимая, что происходит.

А человеку, даже маленькому, свойственно искать смыслы. И если с ним не проговаривать, что происходит, он может сам придумать некое объяснение. К примеру, он может подумать, что мама плачет из-за него. И таким образом у него образуется комплекс вины. Он может решить, что родители его не любят и потому не разговаривают и что-то скрывают.

И таким образом в нем формируется недоверие к миру. Он может подумать, что что-то происходит без его участия. И таким образом сформировать в себе комплекс контроллера.

Важно опуститься на уровень ребенка, обнять его и объяснить: «Сейчас очень грустный период, мама и папа расстроены, однако, малыш, причина этой грусти не ты и не твое поведение». Если ребенок спросит, почему так, расскажите, но не употребляйте слова «умер». Можно сказать: «От нас ушел дедушка.

Ушел навсегда, но не потому что он нас не любит, а просто он перешел в другой мир». Можно пробовать использовать метафоры, сказки. Главное — объяснить, что это не его ответственность, и бывает, что происходят вещи, с которыми мы ничего поделать не можем. И не бойтесь выражать свои чувства.

Помните, если ребенок захочет плакать и грустить с вами, он имеет на это полное право.

7 лет

В этом возрасте ребенок попадает на стадию структуры: он систематизирует свои навыки и готовится к переходному периоду. Добавьте к этому первый класс, вызывающий стресс, а потом еще и просмотры телеканалов, влогов, программ, где он может увидеть нечто устрашающее.

Эти страхи важно  проговаривать с ребенком, а еще лучше — прорисовывать. Пусть ваш ребенок нарисует то, что его пугает, беспокоит, а потом предложите модифицировать этот страх во что-то более позитивное.

К примеру, он рисует какого-то страшного монстра, а потом дорисовывает ему улыбку.

Если в этот период семья сталкивается с потерей, о ней можно уже говорить более откровенно. Нужно понимать, что у ребенка может сложиться сильная привязанность к человеку, которого больше нет.

Объясняйте ему: «Ты можешь злиться, ведь мы часто злимся от бессилия, если никак не можем повлиять на ситуацию. Мы рядом и готовы тебя поддержать».

Если же ближайшим родственникам — родителям, бабушкам и дедушкам — сложно говорить с ребенком о случившемся, важно найти тех взрослых (друзей, крестных), которых эта потеря не касается напрямую и которые в вашем присутствии могут поговорить с ребенком.

До семи лет ребенка лучше не брать на похороны, пусть он побудет с кем-то из взрослых, кому вы и он доверяете. Но ему нужно объяснить, куда вы уезжаете и что детей такого возраста туда не принято брать. «Под шумок» уехать и вернуться, думая, что ребенок не заметит, — не получится. Дети все видят и замечают и могут интерпретировать это по-своему: что это он плохой, он вне семьи, потому и не взяли, к примеру.

11 — 13 лет

В этом возрасте у ребенка возникает следующий нормативный страх смерти, потому что он входит в подростковый период. У него начинаются гормональные всплески и подростковые бунты. Есть риск, что к этому периоду он может относиться к смерти как к фантазии, что это не навсегда. Важно проговаривать с ним, что такое фантазия: «Да, мы все хотим верить в то, что есть какие-то другие миры, но, к сожалению, это все не реально».

Еще одна опасность этого периода — заигрывания со смертью в стиле «все умрут, а я останусь», через которые подростки проживают свой страх. И с одной стороны, они понимают, что люди не бессмертны, но, с другой, верят в свое всемогущество и способность победить темные силы. Это может проявляться в приверженности к фэнтези или определенной субкультуре, в которой теме смерти выделяют центральное место.

Важно, чтобы к подростковому возрасту у вас уже был выстроен диалог с ребенком, чтобы вам не приходилось запугивать его страшилками. Рассказывайте истории о себе, своем детстве и опыте. И да, подросток имеет право фыркать и не соглашаться, потому что он находится в возрасте оппозиции ко всему. Но это также возраст, когда он очень уязвим, и родителям важно не обесценивать увлечения своего ребенка, а интересоваться и находить ресурсы в этом.

Или, если уж вас так сильно пугает какая-то субкультура, говорите о своих чувствах: «О, какой-то этот супергерой слишком темный, тебе не кажется. А расскажи, чем он тебе нравится? Какие качества в нем тебя привлекают?» Как правило, детям ведь нравится не просто герой, а определенный набор качеств, которые им хотелось бы видеть и в себе. Если ребенок теряет кого-то близкого в этом возрасте, тактика не меняется.

Вы как родители не скрываете чувств, вы говорите, что кого-то не стало. Но тут уже называете вещи своими именами, возможно, называете причину, к примеру, болезнь. Вы можете сказать ребенку, что он может поколотить подушку, порвать бумагу, потопать ногами, покричать, чтобы выплеснуть свои эмоции. Касательно похорон, нужно спросить его — хочет ли он поехать. И ребенок имеет право в возрасте 12-13 лет уже присутствовать, чтобы попрощаться с человеком.

Правда, лучше, чтобы с ним рядом был взрослый, у которого есть силы его поддержать. И точно так же ребенок может отказаться ехать на кладбище, и это опять-таки его право. Важно не давить на него, не игнорировать его мнение и помнить, что он может и передумать: вчера не хотел ехать на похороны, а утром проснулся и решил, что ему нужно присутствовать и провести близкого человека.

И, конечно, если вы чувствуете, что не знаете, как говорить с ребенком о потере близкого человека, и в вашем дружественном окружении нет людей, которые могут вас поддержать в этот не простой период, помните — вы можете обращаться за поддержкой к психологам и психотерапевтам и получить квалифицированную помощь.

Иллюстрации: Алина Борисова

Источник: https://zza.delo.ua/do/prosto-o-slozhnom-kak-govorit-s-detmi-o-smerti-345247/

Тут и сказочке конец: как разговаривать с ребенком о смерти

Ростовский областной суд отказался удовлетворить жалобу воспитательницы детского сада на увольнение.

В феврале Алла Елпашева лишилась работы за «психическое насилие» над детьми: читая сказку «Конек-Горбунок», она по просьбе ребенка объяснила, что значит «на кол посадить».

Группа была особенная, коррекционная — у одного из малышей начались истерики, появился навязчивый страх смерти. Как же говорить с ребенком о смерти, чтобы его не напугать, о чем должны знать родители и педагоги — читайте в материале «Известий».

Ее конек — не Горбунок

Таганрогский детский сад № 43. 13 малышей группы с нарушениями опорно-двигательного аппарата, «с неустойчивым эмоциональным фоном психостатуса» (формулировка из определения суда), слушают сказку «Конек-Горбунок» из уст Аллы Елпашевой. После фразы:

«Где-нибудь, хоть под водой,

Посажу тебя я на кол.

Вон, холоп!» Иван заплакал»

кто-то спросил — а что значит «посадить на кол»?

«Представьте, как кол пройдет через всё тело, что происходит с человеком, которого садили на остро заточенный кол и он умирал, потому что кол медленно глубоко протыкал все внутренние органы и добирался до головы», — приводят местные СМИ реплику воспитательницы из докладной заместителя заведующего детским садом.

Дети представили. Один малыш так впечатлился, что отказался ходить в детский сад. В психологическом заключении отмечается, что у ребенка начались истерики, резкая смена настроения, появился навязчивый страх смерти.

Аллу Елпашеву уволили, но женщина попыталась доказать свою невиновность через суд — объясняла, что умысла не было, как и психического насилия с ее стороны над детьми, она выполняла свои обязанности. Суд аргументы не принял.

«Воспитатель управляет процессом обучения, именно от него зависит ход обсуждения любого произведения.

Возможно, следовало более абстрактно объяснить значение выражения как один из видов наказаний, увести разговор в другую сторону, не вдаваясь в такие подробности, учитывая впечатлительность детей, — говорит в беседе с «Известиями» руководитель детского сада в подмосковном Нахабино Ольга Андрющенко.

— В сказках в 90% есть баланс между добром и злом, жизнью и смертью. Всегда можно выкрутиться и повернуть разговор в нужное русло. Смерть животного, человека — воспитатель старается донести смысл без лишних подробностей, учитывая возрастные особенности детей дошкольного возраста и не травмируя их психику».

Психолога, автора книг для родителей Юлию Василькину удивляет выбранный методистами репертуар со сценами средневековых пыток для группового чтения в детском саду. Если дома родители сами берут на себя ответственность ответить на все детские вопросы, учитывая особенности и текущее состояние малыша, то в групповом формате это почти невозможно.

«Воспитателей ставят в положение, когда они как-то должны ответить на вопрос любознательного ребенка и при этом нет ни одного хорошего варианта, — говорит «Известиям» эксперт. — Сказать: «Тебе мама дома объяснит» или «Кол — это такая палочка», не заметить вопрос?»

Академик, заслуженный учитель РФ Евгений Ямбург отмечает, что педагог оказалась в непростой ситуации и сложную фразу нужно было объяснить иначе, но и реакцию руководства детского сада считает неадекватной.

«Я думаю, очень скоро ни один нормальный человек не пойдет работать в детский сад, если каждый раз будут такие репрессии, преследования», — цитирует Евгения Ямбурга «РИА Новости».

Кстати, в этом году «Коньку-Горбунку» Петра Ершова исполняется 185 лет. В честь этого события затеяли #всемирныйфлешмоб: сказку читают на японском, сербском, армянском, даргинском, индонезийском языке и даже на хантыйском и ительменском языках. Кто знает, может при переводе «кол» пропадет.

Прививка от зверства

«У нас ключевая тема всей литературы — тема жизни и смерти. Мы этой темы избежать не можем. Мало того и не нужно, потому что не будешь ценить жизнь, если не узнаешь смерть, — говорит «Известиям» учитель русского языка и литературы, член совета межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Анна Инютина.

— Не надо акцентировать внимание на каких-то варварствах — само собой, натурализм детям младшего возраста не нужен, но избежать этой темы невозможно. Ребенок должен понимать, что смерть есть, а жизнь надо ценить. В старших классах, уже в 7-м классе, читают «Тараса Бульбу» со всеми зверствами, затем «Войну и мир», «Тихий Дон» с таким страшным военным натурализмом.

Дети должны это знать, это прививка от зверства — человек переживает этот ужас, и он не хочет видеть его в жизни. Это нормально, это воспитание чувств. Естественно, с учетом возраста детей, но программа это учитывает».

Тема смерти — одна из самых трудных для разговора с детьми, и в разном возрасте отношение к ней разное. Психологи отмечают, что, отвечая на вопрос о смерти, нужно учитывать возраст и состояние ребенка.

Для детей от 2 до 5 лет смерть — это что-то временное, абстрактное и обратимое, как в сказке: поцеловал принц спящую красавицу, и она ожила.

С 5 до 9 лет приходит осознание, что всё рано или поздно заканчивается и продолжения не будет, формируются визуальные образы, снятся сны со смертельными ассоциациями, появляется страх смерти. После 9 лет ребенок понимает, что смерть необратима и его жизнь тоже закончится.

«Если ребенок спрашивает о том, умрет ли мама, папа, брат, то важно честно сказать: «Да, все люди умирают. Но до смерти они проживают долгую и интересную жизнь, заводят семьи, путешествуют. Впереди жизнь, наполненная яркими и интересными событиями. Люди умирают, когда жизнь заканчивается, а твоя еще только началась», — говорит Ольга Андрющенко.

Специалисты отмечают, что важно отвечать прямо, честно и реагировать на вопрос спокойно, потому что ваш страх провоцирует страх ребенка. Так что сначала договоритесь с собой.

«Если для ребенка эта тема станет запретной, то его вопросы останутся без нужных ему ответов. Однако, если вопрос прозвучал в очереди в супермаркете, вы можете взять тайм-аут: «Я запомню твой вопрос, и мы поговорим об этом дома», — советует Юлия Василькина. — Отвечайте именно на тот вопрос, который задал ребенок. Пусть ваш ответ уложится в 2–3 несложные фразы. Если ему будет нужно, то он задаст новый вопрос (возможно, через некоторое время). Темы смерти обрабатываются очень неспешно».

«Давай откопаем собаку хоть на немного»

Мама 4-летнего Богдана рассказывает «Известиям», что сын не понимает, что значит «наша собака Ева умерла».

«Предлагает «сходить выкопать ее хотя бы ненадолго». Куда дедушка делся, тоже не объяснить. То ли так объясняем, то ли забывает» — теряется в догадках мама.

«Это порыв ребенка, привязанного к животному и не осознающего пока, что такое смерть. Можно объяснить, что тот, кто умер, не может ходить, дышать, есть и делать всё, что обычно», — советует психолог.

У ребенка с животными вообще незримая связь, потеря питомца воспринимается болезненно. Кому-то хочется побыть одному, у кого-то трагическая новость вызывает слезы и истерику.

«Важно принять любые эмоции ребенка и дать ему возможность прожить и пережить сложную ситуацию, — говорит Ольга Андрющенко. — Можно вместе похоронить животное, положить цветы на могилу — нужно выстроить границу между жизнью и смертью.

Разрешите ребенку оплакивать, горевать — это абсолютно нормальные эмоции в сложившейся ситуации. «Наш щенок умер». Пауза. Осмысление. «Его больше с нами нет и никогда не будет». Пауза. «Но его образ всегда останется в твоем сердце, ведь он был тебе так дорог.

Я знаю, как ты переживаешь, как тебе сложно и трудно принять это».

Табу на «спит вечным сном»

Объясняя ребенку смерть домашнего питомца, близкого человека, психологи просят, почти умоляют избегать вредных шаблонов. Забудьте про звезды на небе, к которым добавилась еще одна, и дальние походы в неведомые страны, откуда не возвращаются.

«Заснул вечным сном» может вызвать страх засыпания. «Ушел далеко-далеко» — у ребенка может появиться страх расставания («они уйдут и не вернутся») и злость на того, кто ушел, не попрощавшись. «Улетел на далекую звезду» усложнит разговоры о космосе и спровоцирует навязчивую тему «давай тоже полетим туда», — отмечает психолог Юлия Василькина.

Эксперт поясняет, что исследование темы смерти — необходимый этап, с которого ребенок учится осознавать ценность жизни. Ольга Андрющенко добавляет, что самое страшное для ребенка — «неназванные эмоции».

«Ему гораздо спокойнее, когда все его страхи «озвучены» родителями, когда мы прямо признаем, что случилось горе, а не рассказываем сказки о том, что бабушка ушла в магазин или переехала», — отмечает педагог.

«Однажды мы всем классом хоронили одноклассника — мальчик погиб. Все вместе это переживали. Я не думаю, что это надо проговаривать. Чем меньше пафосных слов, тем лучше. Лучше сделай что-то. Сделай хорошее в память, сделай хорошее родственникам. Никого не надо обвинять, задевать, попытаться как можно тоньше подойти к этой ситуации, — говорит Анна Инютина. — Я не говорю про животных — малыши и кошечек оплакивают, и собачек.

Они всегда проговаривают это, им важно поделиться и, конечно, ты должен разделить с ним боль утраты. Но говорить, что этого нет, махнуть рукой, «забудь и спи спокойно», закрыть на это глаза и создавать вокруг атмосферу сплошного оптимизма, радости и счастья Так нельзя. Потом удивляемся, почему дети не чувствуют чужую боль, почему они такие? Да потому. Это воспитание чувств. Чем больше переживает, тем лучше будет человек.

И боль в литературе тоже надо переживать, иначе какими мы вырастем?»

Источник: https://iz.ru/931259/elena-motrenko/tut-i-skazochke-konetc-kak-razgovarivat-s-rebenkom-o-smerti

Как говорить с детьми о смерти?

Обычно в возрасте 5-6 лет ребенок впервые осознает, что смерть – неизбежный факт биографии любого человека, а значит – и его самого.

Жизнь неизменно заканчивается смертью, мы все конечны, и это не может не беспокоить уже подросшего ребенка. Он начинает бояться, что умрет сам (уйдет в небытие, станет «никем»), умрут родители, и как же он останется без них?

Страх смерти также тесно связан со страхом нападения, темноты, ночных чудовищ, болезни, стихийных бедствий, огня, пожара, войны. Через подобные страхи в той или иной степени проходят практически все дети, это абсолютно нормально.

Страх смерти, кстати, чаще встречается у девочек, что связано с более заметным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения. И наиболее выражен у впечатлительных, эмоционально чувствительных детей.

Что нужно сделать нам, родителям, в первую очередь – так это самим разобраться в своем отношении к теме жизни и смерти. Определите для себя, во что вы верите сами?Что, по-вашему, происходит или не происходит с человеком после смерти (ребенку лучше объяснить разницу между телом и душой: тело хоронят в земле или сжигают, а душа ). Расскажите о своем представлении, будьте спокойны, кратки и искренни.

Не обманывайте

Разговаривайте простым, понятным языком (говорите «люди умирают» вместо «мы засыпаем вечным сном» / «отходим в мир иной»).

Отвечайте только на заданные вопросы. Если вы не знаете, что ответить, так и скажите: «у меня пока нет ответа, но я подумаю».

«Мама (папа), ты умрешь? И я тоже умру?»

Здесь лучше делать акцент на том, что люди умирают в глубокой старости, и прежде чем она наступит, произойдет много-много разных, интересных и важных событий: «ты вырастешь, научишься (дальше можно перечислить многочисленные навыки, которые освоит ребенок – кататься на коньках и роликах, печь вкусное печенье, сочинять стихи, организовывать вечеринки), закончишь в школу, поступишь в институт, у тебя будет своя семья, дети, друзья, свое дело, твои дети тоже вырастут и выучатся, будут работать Люди умирают, когда их жизнь заканчивается. А твоя жизнь только начинается».

О себе можно сказать: «я собираюсь жить долго-долго, вот завтра я хочу сделать то-то и то-то, через месяц – то-то и то-то, а через год планирую , а через 10 лет мечтаю »

Если ребенок уже знает о том, что люди умирают и в молодом возрасте тоже, надо признать, что такое действительно случается, в любом явлении есть исключения, но большинство людей все же доживает до глубоких морщин.

https://www.youtube.com/watch?v=wxYuD4xgutE

Страх смерти может отразиться в ночных кошмарах, лишний раз подчеркивая лежащий в его основе инстинкт самосохранения. Здесь нужно помнить о том, что страхи очень не любят, когда о них рассказывают, проговаривают вслух вновь и вновь, поэтому надо не дрожать от страха под одеялом, а делиться тем, что пугает, с родителями.

В процессе рисования страхи могут вновь ожить, заостриться. Считается, что бояться этого не стоит, поскольку оживление страхов — одно из условий их полного устранения. (Важно: по этическим соображениям нельзя просить ребенка изобразить на рисунке страх смерти родителей).

Отлично прорабатываются страхи на сеансах песочной терапии.

И да, лучшая стратегия для родителей при возникновении детских страхов – не драматизировать, не создавать ажиотажа, успокаивать («я рядом, я с тобой, ты под моей защитой»), ласкать-целовать-обнимать, быть эмоционально отзывчивыми, давать поддержку, любовь, признание, а самим – быть стабильными, спокойными и уверенными в себе, собственные страхи – прорабатывать, а не транслировать их детям.

Если кто-то умер из близких? (инструкция по В. Сидоровой)

Нельзя утаивать смерть.

Сообщить ребенку должен самый близкий взрослый, тот, кого ребенок хорошо знает и кому он доверяет.

Начинать разговор надо в тот момент, когда ребенок сыт, не устал, не взбудоражен. Не в детской!

Во время разговора нужно держать себя в руках, можно заплакать, но нельзя разрыдаться и погрузиться в собственные чувства. Фокус внимания – на ребенке.

Желателен телесный контакт и контакт глаза в глаза.

Реакция ребенка может быть разной, иногда очень неожиданной, примите ее такой, какая она есть. Если заплакал – обнимите, покачайте на руках, тихо и ласково утешьте. Если убежал – не бегите вслед. Зайдите к нему через 15-20 минут и посмотрите, чем занят. Если ничем – сядьте молча рядом.

Потом можно рассказать, что будет завтра-послезавтра. Если играет, присоединитесь к игре и играйте по его правилам. Если хочет побыть один – оставьте его одного. Если бесится – усильте эту активность. Когда выдохнется, сядьте рядом и расскажите о будущем.

Не бойтесь детской истерики, скорее всего, ее не будет.

Приготовьте ему на ужин его любимую еду (но без особых пиршеств). Проведите с ребенком побольше времени. Укладывая спать, спросите, не хочет ли он оставить свет? Или может быть, вам посидеть с ним, почитать, рассказать ему сказку?

Если в эту или последующую ночь ребенок будет видеть страшные сны, просыпаться и прибегать, то в первую ночь, если он просит, можно разрешить ему остаться в вашей постели (но только если он сам просит, не предлагайте). В остальных случаях следует отправить его обратно в свою кровать и сидеть с ним рядом, пока он не заснет.

Не избегайте с ребенком разговоров о смерти или его переживаниях, не ограничивайте в выборе книг или мультфильмов, в которых, по вашему мнению, могут быть сцены, напоминающие ему о горе.

Важно вносить как можно меньше изменений в его привычный образ жизни. Вокруг ребенка должны быть те же люди, игрушки, книжки. Рассказывайте ему ежевечерне о ваших планах на завтра, составляйте расписания, намечайте и – что очень важно! – выполняйте мероприятия. Делайте все, чтобы создать ребенку ощущение, что мир стабилен и предсказуем, даже если в нем нет близкого человека. Обедайте, ужинайте и ходите на прогулки в то же время, в какое ребенок привык делать это до потери.

Капризы, раздражение, агрессия, апатия, плаксивость, возбужденность или несвойственная замкнутость, игры на тему жизни и смерти, агрессивные игры в течение 2 месяцев – норма.

Если характер игр, рисунков, взаимодействия с предметами и другими детьми не возвращается за 8 недель к той норме, что была до потери, если по прошествии этого времени ребенка продолжают мучить кошмары, он мочит постель, начал сосать палец, стал раскачиваться, сидя на стуле или стоя, крутить волосы или подолгу бегать на цыпочках – ему нужно на прием к психологу.

Присутствовать ли ребенку на похоронах?

Этот вопрос решается индивидуально. Можно спросить самого ребенка (спросить надо 2 раза), хочет ли он поехать на кладбище. Если нет – остается дома. Если да, то в таком случае во время похорон рядом с ребенком должен быть близко знакомый взрослый, который будет сохранять с ним физический контакт и отвечать на все вопросы, т.е. посвятит себя только ему.

Если умер домашний питомец

Его можно похоронить всей семьей, на могилу положить цветы. Похороны – это ритуал прощания, который помогает нам выстроить границу между жизнью и смертью.

Скажите ребенку, чтобы он не стеснялся своих чувств, что оплакивать, горевать по умершему любимому существу, будь то человек или питомец – абсолютно нормально и естественно, и нужно время, чтобы пережить потерю, когда острая тоска сменяется светлой печалью и происходит примирение с жизнью, в которой любимого существа больше нет, но есть его образ в памяти и сердцах тех, кому он был дорог.

Литература (для детей):

1. У. Старк, С. Вирсен «Звезда по имени Аякс» (это художественная книга о том, как пережить потерю близкого друга, о том, как в печали отражается радость)

2. К.Ф. Окесон, Э. Эриксон «Как дедушка стал привидением» (оказывается, люди становятся привидениями, если что-то недоделали в своей жизни. По сюжету книги дедушка приходит к внуку каждую ночь, и они вместе пытаются вспомнить, что же дедушка забыл)

3. А. Фрид, Дж. Гляйх «А дедушка в костюме?» (о том, как главный герой, мальчик лет 5, переживает смерть дедушки и решает для себя проблему конечности жизни)

4. У. Нильсон, Э. Эриксон «Самые добрые в мире» (рассказ о том, как дети играют в ритуал похорон – в один летний день они решили проводить в последний путь всех умерших зверюшек, которых смогли найти)

5. П. Стальфельт «Книга о смерти» (маленькая книжка в картинках, подойдет не всем детям и не всем родителям!)

6. Сказки Г.-Х. Андерсена «Ромашка», «Девочка со спичками» и др. (очень грустные истории, которые помогают отреагировать чувства, возникающие в связи с темой смерти – посмотрите их сначала сами и решите, нужно ли давать ребенку)

Вы можете составить свой список сказок, мифов, легенд, жизненных историй (или придумать их самостоятельно), где бы присутствовала тема смерти, рассказывалось о том, как герои справляются с потерей близких, что происходит с душой после смерти.

Источник: https://moiarussia.ru/kak-govorit-s-detmi-o-smerti/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Молитослов
Что читать после причастия

Закрыть