CqQRcNeHAv

9 – 10 июня в храме Воскресения Христова в Кадашах состоялись традиционные, в 2014 году XV Кадашёвские чтения.

Предлагаем ознакомиться с докладом А.Мелиховой на тему: «Московский Страстной монастырь в свете охраны памятников истории и культуры: история и современность»

До революции государственный надзор в области охраны памятников истории и культуры осуществлялся в форме высочайшего утверждения различных обществ и комиссий по охране наследия; были комиссии и при императорском дворе. Самое первое из них – Московское общество истории и древностей, основанное в 1804 году. Возможно, последним из основанных в историческое время обществ по охране наследия, была Комиссия «Старая Москва», заявившая о себе в 1909 году.
Знаменательно, что ещё в 1916 году, накануне революции, министр внутренних дел А.А. Хвостов докладывал государю Николаю II
о необходимости образования при министерстве особого совещания для пересмотра законопроекта об охране памятников древности. Следовательно, в то время был и законопроект, и необходимость в его пересмотре.
После революции все общества и комиссии по охране памятников были упразднены.
Не сразу сдавались защитники исторической Москвы.
В 1918 году была создана Реставрационная комиссия под руководством И.Э. Грабаря (или ЦГРМ — Центральные Государственные Реставрационные Мастерские), просуществовавшая до 1934 года.
И только в 1966 году было создано Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК и МГО ВООПИиК), которое составляло списки памятников для постановки их на государственную охрану и вело реальную работу по сохранению исторического наследия.
В настоящее время памятники истории и культуры находятся под охраной федерального закона №73-ФЗ от 25 июня 2002 года «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».
Показательным примером отношения к памятникам старины в историческое время является возведение в 1850 году новой колокольни Страстного монастыря на месте древней, 1641 года постройки.
Напомним, в этот год по воле царя Михаила Фёдоровича Романова была принесена в Москву чудотворная Страстная икона Божией Матери и встречена царём и народом у Тверских ворот Белого города. Икона, по преданию, «встала на месте сем», не захотела войти город. С иконы был сделан список, а сама икона волею царя возвращена в храм в селе Палец Нижегородской области, откуда и была принесена в Москву.
В год принесения иконы была построена колокольня, одновременно принято царём решение о строительстве Страстного собора для иконы, который и был построен в 1646 году. Иными словами, основание будущего комплекса Страстного монастыря началось со строительства в 1641 году небольшой колокольни, а не Страстного собора.
На более позднем лубке XVIII в. представлен образ старинной колокольни Страстного монастыря (ил.1).1p
В 1692 году в колокольне была устроена церковь во имя преподобного Алексия, человека Божия – небесного покровителя скончавшегося в то время царя Алексея Михайловича Романова, основавшего при Страстном соборе Страстной монастырь.
Надстройка колокольни вторым этажом не могла не сказаться отрицательно на её несущей способности. К середине XIX века стало заметно отклонение от вертикальной оси, на стенах появились трещины. И в 1850 году митрополит Филарет ходатайствует перед Синодом о разрешении построить в Страстном монастыре новую колокольню взамен существующей ветхой (ил.2). 1ls
Старая колокольня не являлась памятником старины, была обыкновенным элементом старинной застройки. Однако потребовалось заключение специалистов на её слом, которое было поручено архитектору Н.И. Козловскому. На основании обоснованного заключения о невозможности сохранения древней колокольни был рассмотрен и одобрен проект архитектора М.Д. Быковского новой колокольни (Ил.3).1ln
В то время к старинной застройке относились почтительно. Были и активные радетели за сохранение старины.
Известно обращение А.К. Толстого к императору Александру II:
«На моих глазах, Ваше величество, лет шесть тому назад в Москве снесли древнюю колокольню Страстного монастыря, и она рухнула на мостовую, как поваленное дерево, так что не отломился ни один кирпич, настолько прочна была кладка, а на ее месте соорудили новую псевдорусскую колокольню».
Как бы ни относились в то время радетели старины к архитектурным качествам новой колокольни, но творение М.Д. Быковского со временем стало в ряд памятников старины.
В 1909 году пришлось проводить обследование прочности новой колокольни Страстного монастыря в связи с завещанием почётного гражданина Дмитрия Гавриловича Савинова соорудить и установить в колокольне монастыря новый колокол весом не менее 1 000 пудов.
В историческое время изменить завещание мог только Его Императорское величество, и оно было дано Правительственному Синоду, который в свою очередь откликнулся на просьбу игуменьи Сергии Страстного монастыря.
В своём обращении к Синоду игуменья Сергия сообщала, что по результатам обследования архитектором Л.В. Стеженским, колокольня не выдержит новой тяжести, да и Императорское археологическое общество не допустит изменения памятника древнего русского зодчества.
Последняя фраза в нашей теме для нас ключевая.
Вскоре наступило новое, послереволюционное время, когда под снос шли дома, церкви, монастыри ради идеи сделать Москву показательным социалистическим городом с широкими проспектами, крупномасштабными помпезного вида домами. В идеале для новой власти — без церквей и монастырей.
Длительное время подвижники из ЦГРМ пытались сохранить от сноса хотя бы колокольню храма св.Троицы и вмч.Дмитрия Солунского, который стоял на перекрестье Тверской улицы и Тверского бульвара. В то время передвигали дома при расширении улицы, но уникальная колокольня пошла под снос, как собственно и сам храм (ил.4).2l
Старались сохранить от разрушения собор Страстного монастыря, который был оформлен ЦГРМ 25 ноября 1932 г. памятником материальной культуры (ЦАНТДМ, Документальные и фактические данные о памятнике материальной культуры №134). Но это не помешало разрушить алтарную часть собора и построить трансформаторную подстанцию, а потом сломать в 1937 году, как и весь монастырь до основания (ил.5).
2pn Мы по счастью обладаем архивной копией этого документа, в котором дано описание собора, позволяющее достаточно полно судить об объёмно-планировочном, архитектурном виде, декоре фасадов и интерьере утраченного памятника.
Страстной монастырь в градостроительном отношении не мешал расширению Тверской улицы. В нём пытались разместить Атеистический музей (для него- то и понадобилась, очевидно, подстанция), но монастырь был снесён в 1937 году. Есть предположение, потому что мешал восприятию здания редакции «Известий», построенного в 1926 году и ставшего памятником архитектуры конструктивизма. К тому времени, в 1931 году, и Страстная площадь потеряла имя, названная Пушкинской. Вполне реальная ситуация: памятник давит другой памятник, побеждает сильнейший.
После слома монастыря вплоть до настоящего времени продолжается искажение и снос памятников в центре и в периметральной застройке Пушкинской площади.
В сквере, где стоял Страстной монастырь, в Государственном реестре состоят 2 памятника федерального значения: выявленный памятник археологии («Территория культурного слоя Страстного монастыря XVII века н.э. (зона культурного слоя)» и памятник Пушкину («Памятник А.С. Пушкину, 1887 год, скульп. А.М.Опекушин, арх. И.С. Богомолов, бронза, гранит»).
Реестр ведётся с 1960-х годов, и в нём нет сведений о Страстном соборе – памятнике 1932 года, о котором говорилось выше.
Оба существующих на территории Страстного монастыря памятника подверглись один значительному разрушению (культурные слои), другой — незаконному изменению (памятник Пушкину).
Наибольшую опасность для культурного слоя – памятника представлял инвестиционный проект тоннеля и освоения подземного пространства Пушкинской площади 1990-2000-х годов, слава Богу отменённый со сменой городской власти в 2010 году.
Большой урон был нанесён культурному слою – памятнику при реконструкции Пушкинского сквера в 2013 году, где совершались работы с применением тяжёлой техники. В отвалах земли энтузиастами из общины Страстного монастыря были обнаружены и спасены белокаменные детали фундаментов, стен, надгробий (ил.6)2pn

3l

и останки людей, здесь же захороненные в Некрополе Страстного монастыря (ил.7).1006143rn

Спасательные работы, по закону выполняемые Мосгорнаследием, были вынужденно проведены общественностью.
Памятник Пушкину также не оставили в покое. Росохранкультуры в 2011 году в одном из последних своих Приказов перед упразднением этого ведомства, расширил историческую территорию памятника Пушкину, в границы которой теперь включена дополнительная земля впереди и позади памятника и до полукружий гранитных скамей по двум его сторонам (ил.8). 1006143ln

>Налицо нарушение федерального закона от 25 июня 2002 года №73-ФЗ «Об объектах культурного наследия…», в котором (ст.3) раскрывается само понятие «памятники», как объекты культурного наследия с исторически сложившимися территориями (ил.9).1006143rnn

Следует отметить, в отношениях двух памятников в Пушкинском сквере сложилась знакомая ситуация: памятник давит на другой памятник, побеждает сильнейший.
К большому сожалению, на примере Страстного монастыря проявляется отрицательное отношение Министерства культуры и Мосгорнаследия к памятникам истории и культуры, особенно в отношении культурного слоя – памятника. Отметим, в историческое время общественные организации и Комиссии по охране наследия именовались археологическими.
Очевидна необходимость перестройки в законодательстве и действиях
организаций и лиц, ответственных по закону за сохранение исторического наследия. Необходимо тщательное наблюдение за Реестром памятников, в том числе исправление в нём опечаток. В случае со Страстным монастырём исправить в описаниях обоих памятников: историческую территорию выявленного памятника археологии именовать не Белым, а Земляным городом; обозначенный в Реестре год создания памятника Пушкину 1887 на 1880.
И последнее, на самом деле с этого следовало начинать любые сообщения на Кадашёвских чтениях в храме Воскресения Христова в Кадашах, который несколько лет находится под угрозой обстройки его территории элитными жилыми домами и офисами с подземными гаражами.
Создаётся опасность деформации и разрушения фундаментов храма; искажается историческая панорама застройки Замоскворечья со стороны Кремля. Это вопиющий случай небрежения историческим наследием со стороны городской власти в самом центре Москвы, в охранной зоне Кремля, ради сиюминутной выгоды, которую получит город от инвестора, прикипевшего к этому месту.
На самом деле, настойчивый инвестор самим собою закроет историческую панораму в сторону Москва – реки и Кремля, оказавшись в тесном пространстве построенного им офисно – жилого комплекса.
А город потеряет то, что не имеет цены – своё историческое наследие, Кадашёвскую слободу в Замоскворечье.
В настоящее время вокруг храма разруха, как после войны. Да она и была.
Храм – памятник федерального значения не имеет индивидуальной охранной зоны. Нарушена жизнь прихода храма, годами ожидающего приговора.
Что делать? Правительство Москвы прежде всего должно отменить оба постановления, одно лужковского времени, другое – собственное. Убрать мусор и восстановить состояние застройки Кадашей на время середины XIX века.
А.Мелихова

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Все права защищены © 2017 Сайт общины Страстного монастыря. Официальный сайт во имя восстановления Страстного монастыря Москвы
Thanx: Megastroydom
Яндекс.Метрика