CqQRcNeHAv

Нравственная необходимость

destroyedВосстановление Страстного монастыря нравственно необходимо.

Это будет актом исторической справедливости по отношению к древней девичьей обители, простоявшей 370 лет на своём историческом, веками намоленном месте, и разрушенной в 1937 году. О значении Святыни Москвы в духовной и культурной жизни города и страны, о её унижении и разрушении в богоборческое время, о связи с именами замечательных людей и знаменательными событиями говорит её история. В Москве, как и во всей России, разрушено богоборческой властью бесчисленное число церквей, храмов и монастырей. Но не всем досталось на долю унижение перед погибелью. Уничтожался Страстной монастырь самым кощунственным образом. В 1919 году монастырь упраздняют и превращают в общежитие студентов Коммунистического университета трудящихся Востока, при этом нём ещё жили монахини; в 1929 году создают в его стенах Центральный антирелигиозный музей; в 1932 году присваивают Страстному собору охранный статус памятника истории и культуры, а перед сносом на месте его алтарей пристраивают трансформаторную подстанцию; в 1937 году с помпой отмечают 100 летнюю годовщину гибели Пушкина, изобразив Поэта в полный рост на колокольне обреченного монастыря, и в этот же год до основания разрушают древнюю девичью обитель. Антирелигиозный музей, почти готовый к употреблению, так и не состоялся. И не по причине того, что Страстной собор мешал расширению Тверской улицы, поскольку стоял в стороне от неё. Представляется, что униженная девичья обитель неведомо как сопротивлялась. Не мог Страстной монастырь, святыня Москвы, стать антирелигиозным музеем ни в коем случае, как это случилось с Казанским собором в Санкт- Пктербурге. Бороться с силой духа власти не могли. Легче было разрушить непокорную обитель, обустроить сквер, переместить в него памятник А.С.Пушкину, что и сделали. Нельзя забыть о новомучениках Русской Православной Церкви ХХ столетия из Страстного монастыря: о священномученике священнике Феодоре Алексинском и преподобномученицах послушницах монастыря Софии Селиверстовой и Вере Морозовой. Не отказавшиеся от веры, они были расстреляны и погребены в общей могиле в Бутово в 1937 году (о.Феодор) и в 1938 году (обе послушницы). Отыщутся со временем и другие, пока не известные имена, в том числе людей, поставивших свои подписи против сноса Страстного монастыря в тяжелейшие 1930-е годы (подписные листы находятся в Красногорском архиве кинофотодокументов, но не известно, что сталось с людьми, поставившими свои подписи). За время, прошедшее с момента уничтожения Страстного монастыря до наших дней, в жизни общества произошло много и плохого, и хорошего. Однако, не случилось главного — открытого общественного покаяния, в том числе властей, в разрушительных деяниях предыдущих поколений. Возрождение Страстного монастыря могло бы явиться тем самым актом покаяния и началом действительного возрождения общества. Уместно вспомнить, что последними крупными духовными объектами, уничтоженными богоборческой властью, были Храм Христа Спасителя в 1931 году и Страстной монастырь в 1937 году. Оба «мешали» — один стоял вблизи Кремля, другой — на главной улице города, на ее возвышенной части, откуда обозревались кремлёвские башни. Один восстановлен, дело за другим. Возможно, тогда-то и утихомирятся страсти людские и стихнут раздоры в обществе. От Комиссии «Старая Москва» А.Мелихова


Все права защищены © 2016 Сайт общины Страстного монастыря. Официальный сайт во имя восстановления Страстного монастыря Москвы
Thanx: Qfby
Яндекс.Метрика